On the Growth Factors and Model of Economic Development of China
Table of contents
Share
QR
Metrics
On the Growth Factors and Model of Economic Development of China
Annotation
PII
S013128120024900-1-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Maxim Potapov 
Occupation: Principal Researcher, Center for Asia Pacific Studies
Affiliation: Primakov National Research Institute of World Economy and International Relations, Russian Academy of Sciences
Address: 23, Profsoyuznaya Str., Moscow, 117997
Edition
Pages
55-71
Abstract

The growth dynamics of the Chinese economy and the factors of its growth in recent years (2017–2022) are analyzed. Particular attention is paid to the role of foreign trade, the movement of cross-border capital in the economic development of the PRC, and the state of its debt position. A number of conclusions are made regarding the prospects for growth and evolution of China's economic development model.

Over the past ten years, the third sphere (services) has become a leading in the production of China’s GDP, ahead of the second (industrial) sphere. The analysis of GDP structure on expenses shows that the economic growth of the PRC is primarily supported by the internal factors of consumer and investment demand. The net export of goods and services currently occupies a secondary position among growth factors. A comparison of China’s GDP dynamics and foreign trade shows the high stability of the Chinese economy to changes in trade volumes.

It is noted that China's priority efforts are focused on the formation of a new model of economic development: innovative in nature, based on a capacious domestic market, closely interacting with the world. Actively used by China until recently, the export-oriented development model has long exhausted itself in many respects. The new innovative development model will differ from the development model of new industrial countries that have solved similar tasks of maintaining growth. First of all, in China’s huge domestic market and the need to use to all domestic and external growth factors.

 

Such a development model is designed to ensure high quality growth and sustainable development. Innovation will replace export orientation and capital accumulation as a key driver of growth. This will make it possible to fully develop an intensive type of growth instead of an extensive one. The factors of domestic consumer and investment demand, as well as external export demand, will continue to play an important supporting role in ensuring China's economic growth.

Keywords
capital flows, China, personal consumption, economic growth, foreign trade, foreign direct investment, foreign exchange reserves, innovations, intensive growth, investment demand, private consumption, the global crisis
Received
25.12.2022
Date of publication
06.06.2023
Number of purchasers
13
Views
398
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should pay the subscribtion

Additional services access
Additional services for the article
Additional services for the issue
Additional services for all issues for 2023
1 Последние два десятилетия стали хорошей проверкой на устойчивость экономики Китая, идущей по пути реформ и открытости. На этом пути ей пришлось пройти через мировой финансовый кризис 2008–2009 гг., падение мировых цен на нефть в 2015–2016 гг., торговую войну с США в 2019 г. и, наконец, пандемию коронавируса, сокращение внешнего спроса и рост цен на энергоносители в 2020–2022 гг. Несмотря на все препятствия, Китаю удалось сохранить экономический рост и роль локомотива мировой экономики, внося важнейший вклад в оздоровление мирового хозяйства и восстановление глобальных производственно-сбытовых цепочек. По мере наращивания экономического потенциала КНР и изменения качества роста его темпы плавно снижались с 14 % в 2007 г. до 6–7 % к концу второго десятилетия нынешнего столетия, оставаясь при этом самыми высокими в мире (исключением стали «пандемийные» 2020 и 2022 годы с 2–3 % ростом).
2 В течение последних десяти лет Китай занял второе место в мире по размеру ВВП, рассчитанному по текущему обменному курсу, уступая лишь США, и первое место — по показателю ВВП на основе паритета покупательной способности валют (18,6 % мировой доли на 2021 г.)1. КНР стала ведущим мировым экспортером и прочно заняла первое место в мире по внешнеторговому товарообороту. Ее доля в мировой торговле товарами в 2021 г. достигла 13 %, в том числе 15,1 % — по мировому экспорту и 11,9 % — по мировому импорту (в котором КНР уступает только США)2. Обрабатывающая промышленность служит надёжной основой внешней торговли КНР, более 90 % национального экспорта и двух третей импорта составляет готовая промышленная продукция.
1.  World Economic Outlook-2022 // International Monetary Fund. 2022. URL: >>>> (дата обращения: 20.12.2022).

2.  World Trade Statistical Review-2022 // World Trade Organization. 2022. URL: >>>> (дата обращения: 20.12.2022).
3 Столь впечатляющие результаты развития китайской экономики, достигнутые в ходе реализации на протяжении более 40 лет политики реформ и открытости, не могут не вызывать профессионального исследовательского интереса. Каковы факторы столь устойчивого динамичного экономического роста Китая? Меняются ли они со временем? Неизменна ли модель экономического развития КНР или она подвержена эволюции? Эти вопросы являются предметом исследования многих ученых и специалистов. Наша публикация призвана стать еще одним скромным вкладом в исследование данной темы. Ограничим рассмотрение и анализ развития китайской экономики периодом с 2017 по 2022 год.
4 В структурном плане кратко прокомментируем динамику роста китайской экономики, более подробно проанализируем факторы ее роста, остановившись отдельно на роли внешней торговли, движении трансграничных капиталов КНР в экономическом развитии страны, состоянии ее долгового положения и сделаем некоторые выводы относительно перспектив роста и эволюции модели экономического развития Китая.
5 Настоящая статья продолжает анализ, проведенный десять лет назад в предыдущей публикации в журнале3, опирается на данные китайской и международной статистики, учитывает исследования в этой области отечественных и зарубежных экономистов-востоковедов, список которых приведен в конце статьи.
3.  Потапов М.А. К вопросу об устойчивости китайской экономики в период мировых и региональных кризисов // Проблемы Дальнего Востока. 2013. № 3. С. 90-96.
6

Динамика роста

7 Экономический рост Китая в прошедшем десятилетии (до 2020 г.) демонстрировал в целом стабильные показатели, плавно снижавшиеся с 9.6 % (2011 г.) до 6,0 % (2019 г.). В 2020 г., однако, темп роста резко снизился до 2,2 % (см. табл. 1). Причиной тому стала мировая пандемия коронавируса, сильно затормозившая развитие многих отраслей промышленности и сферы услуг (спад -6,9 % в I квартале 2020 г.). Но уже со второго квартала этого года пандемия в Китае была взята под контроль, и экономический рост возобновился, достигнув по итогам года 2,2 %. Таких годовых темпов Китай не помнил давно, но важно отметить, что этот показатель был самый высокий в мире в 2020 году. А в 2021 году торможение было отыграно: показатель I квартала показал 18,3 % рост по сравнению с аналогичным уровнем предыдущего года, и в целом в 2021 г. рост ВВП КНР составил 8,1 %. Он был во многом достигнут за счет крупных инвестиций в промышленное производство, инфраструктуру и жилищное строительство.
8 Таблица 1 / Table 1
9 Динамика роста ВВП Китая в 2017–2022 гг. (% к аналогичному периоду предыдущего года)
10 Dynamics of China's GDP growth in 2017–2022 (% to the same period of the previous year)
Годы I кв. II кв. III кв. IV кв. за год
2017 7,0 7,0 6,9 6,8 6,9
2018 6,9 6,9 6,7 6,5 6,7
2019 6,3 6,0 5,9 5,8 6,0
2020 -6,9 3,1 4,8 6,4 2,2
2021 18,7 8,3 5,2 4,3 8,4
2022 4,8 0,4 3,9 2,9 3,0
Источник: 国家数据. 中华人民共和国国家统计局 (Национальные статистические данные. Государственное статистическое управление КНР). (National statistics. State Statistical Office of the People's Republic of China) // 国家数据. URL: https://data.stats.gov.cn/ easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 08.03.2023).
11 В течение 2022 года экономика Китая росла по квартальным показателям на уровне 3–5 %, за исключением второго квартала. Провальный второй квартал (+0,4 %) стал следствием вновь введенных китайским руководством в рамках политики «нулевой терпимости» антиковидных ограничений в результате вспышки вируса в ряде городов. Вызванный ими спад внутреннего потребления и явился основной причиной торможения роста китайской экономики. Во втором квартале минимальный рост в Китае был достигнут за счет экспорта. Начиная с третьего квартала 2022 г., когда были ослаблены антиковидные ограничения, потребление оживилось, а экспорт способствовал росту, даже больше, чем инвестиции. Благоприятную роль сыграли возросшие поставки Китаю российских энергоносителей в рамках долгосрочных соглашений по более низким ценам по сравнению с мировыми котировками спотовых сделок. Стоит отметить, что показатель роста ВВП Китая в 2022 году превысил результат 2020 года.
12

Факторы роста

13 Рассмотрим динамику структуры ВВП Китая по производству в трех сферах экономики, традиционно выделяемых китайской статистикой, за последние 20 лет (см. табл. 2).
14 С начала второго десятилетия нынешнего столетия третья сфера (услуг) стала ведущей в производстве валового внутреннего продукта КНР, опередив вторую (промышленную) сферу. При этом доля первой (аграрной) сферы в производстве ВВП Китая постепенно уменьшилась с 13 % в 2002 г. до 7 % в 2022 г. Промышленная сфера, сохраняя высокую долю, тоже снизилась с 45 % в 2002 г. до 40 % в 2022 г. Третья сфера экономики ощутимо возросла: с 42 % в 2002 г. до 53 % в 2022 г. Однако отметим, что пандемия коронавируса за последние три года затормозила рост последней, она даже уменьшилась на два процентных пункта (в 2020 г. преимущественный рост в структуре ВВП был у сельского хозяйства, а в 2021–2022 гг. — у промышленности). С восстановлением роста экономики КНР стоит ожидать возобновления увеличения доли сферы услуг в ВВП.
15 Таблица 2 / Table 2
16 Структура ВВП Китая по производству в трех сферах экономики в 2002–2022 гг. (%)
17 The structure of China's GDP by production in three sectors of the economy in 2002–2022 (%)
Сферы экономики 2002 2012 2017 2018 2019 2020 2021 2022
Первая сфера экономики (сельское хозяйство) 13,3 9,1 7,5 7,0 7,1 7,7 7,2 7,3
Вторая сфера экономики (промышленность, капитальное строительство) 44,5 45,4 39,9 39,7 38,6 37,8 39,3 39,9
Третья сфера экономики (транспорт, финансы, торговля, связь, здравоохранение, культура, спорт и пр.) 42,2 45,5 52,6 53,3 54,3 54,5 53,5 52,8
Источники: 国家数据. 中华人民共和国国家统计局. (Национальные статистические данные. Государственное статистическое управление КНР). (National statistics. State Statistical Office of the People's Republic of China) // 国家数据. URL: https://data.stats.gov.cn/ easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 08.03.2023); Key Indicators for Asia and the Pacific-2022 // Asian Development Bank. 2022. URL: https://kidb.adb.org/economies/china-peoples-republic-of (дата обращения: 08.03.2023).
18 Если анализировать структуру ВВП по расходам (с учётом факторов спроса), то ведущую роль в ней играет внутренний потребительский спрос (54 % по состоянию на 2021 г.), включая личное потребление домохозяйств (38 %) и государственные расходы (16 %). Значительную долю занимает инвестиционный спрос (43 %). На чистый экспорт товаров и услуг приходится около 3 % (см. табл. 3).
19 Таблица 3/ Table 3
20 Структура ВВП Китая по конечному использованию (расходам) в 2001–2021 гг. (%)*
21 Structure of China's GDP by final use (expenditure) in 2001–2021 (%)*
Факторы роста со стороны спроса 2001 2010 2017 2018 2019 2020 2021
Конечное потребление (включая государственное и личное потребление) 61,9 48,9 54,8 55,0 56,0 55,3 54,3
Валовое накопление капитала (инвестиции) 35,5 46,6 43,0 43,8 43,3 43,4 42,8
Чистый экспорт товаров и услуг** 2,1 3,7 1,8 0,8 1,2 2,5 2,6
*показатели трех компонентов в структуре ВВП в сумме не дают точно 100 %, официальная китайская статистика фиксирует расхождения в показателях до одного процентного пункта в сумме за год.
22 **разница между соответствующими показателями экспорта и импорта товаров и услуг.
23 Источники: 国家数据. 中华人民共和国国家统计局. (Национальные статистические данные. Государственное статистическое управление КНР). (National statistics. State Statistical Office of the People's Republic of China) // 国家数据. URL: https://data.stats.gov.cn/ easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 08.03.2023); Key Indicators for Asia and the Pacific-2022 // Asian Development Bank. 2022. URL: https://kidb.adb.org/economies/china-peoples-republic-of (дата обращения: 08.03.2023).
24 В течение первого десятилетия (2001–2010 гг.) росла доля накопления капитала и инвестиций в использовании ВВП (с 36 % до 47 %), она практически сравнялась к 2010 г. с долей расходов на конечное потребление, которая при этом соответственно снижалась (с 62 % до 49 %). Доля чистого экспорта увеличилась при этом с 2 % до 4 % (сыграло свою роль вступление КНР в ВТО в 2001 г.). На основании ряда оценок был сделан вывод о том, что «рост Китая в эти годы в основном происходил путем накопления капитала и инвестирования»4, носил экстенсивный, высокозатратный характер, инвестиционный спрос активно стимулировался государством строительством производственной инфраструктуры, хотя научно-техническая составляющая роста постепенно возрастала. В итоге «при всей значимости масштабных товарных поставок за рубеж рост ВВП Китая преимущественно обеспечивался факторами внутреннего инвестиционного спроса»5.
4.  Лапердина В.В. Экономический рост КНР. Изменение модели развития (1993-2009 гг.). М.: Институт экономики РАН, 2011. C. 168.

5.  Подробнее см.: Потапов М.А. К вопросу об устойчивости китайской экономики в период мировых и региональных кризисов // Проблемы Дальнего Востока. 2013. № 3. С. 90-96.
25 В прошедшем десятилетии опережающий рост личных потребительских расходов позволил им опередить по своей доле в структуре использования ВВП инвестиционные расходы (54 % и 43 %, соответственно, по итогам 2021 г.), доля же чистого экспорта уменьшилась до 1 % к 2019 г. Соответственно, изменился и вклад этих трех факторов в прирост ВВП. Вместо инвестиций ведущую позицию (более половины прироста ВВП) заняло конечное потребление (прежде всего личный потребительский спрос). Вклад же чистого экспорта (внешнего спроса) в ВВП был нестабилен и в целом относительно невелик, на него приходилось менее 10 %. В 2020 г. в условиях пандемии рост китайской экономики был обеспечен главным образом увеличением капитальных вложений (инвестиционным спросом), роль внешнего спроса при этом также возросла. В 2021 г. локомотивом роста (две третьих прироста ВВП) вновь стало частное потребление, а инвестиции уступили по своему вкладу в прирост ВВП чистому экспорту, доля которого в использовании ВВП выросла более чем в два раза, до 2,6 %6. Однако рост цен на сырье и энергоносители на мировом рынке, а также стоимости транспортировки внешнеторговых грузов сдерживает дальнейшее усиление роли внешнего источника роста китайской экономики.
6.  Оценки приведены на основе данных китайской официальной статистики (国家数据. 中华人民共和国国家统计局. (Национальные статистические данные. Государственное статистическое управление КНР). (National statistics. State Statistical Office of the People's Republic of China) // 国家数据. URL: https://data.stats.gov.cn/easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 20.12.2022).
26 Анализ структуры ВВП Китая по расходам показывает, что чистый экспорт товаров и услуг занимает в настоящее время второстепенное положение среди факторов роста китайской экономики. Доля экспорта и импорта в ВВП (т.н. экспортная и импортная квоты) после достижения пиковых показателей в 2005 г. (30–35 %) снизились к 2021 г. до 15–19 % (см. табл. 4). Сопоставление показателей динамики ВВП и внешней торговли Китая показывает высокую устойчивость китайской экономики к изменениям объемов торговли. К примеру, уменьшение роста экспорта и сокращение импорта в 2019 г. слабо отразилось на темпах прироста ВВП (они снизались всего лишь на 0,7 проц. пункта).
27 Таблица 4/ Table 4
28 Роль внешней торговли в экономике КНР в 2017–2022 гг. (%)
29 The role of foreign trade in the Chinese economy in 2017–2022 (%)
Показатели 2017 2018 2019 2020 2021 2022
Прирост ВВП (к предыдущему году) 6,9 6,7 6,0 2,2 8,4 3,0
Прирост экспорта (к предыдущему году) 7,9 9,9 0,5 3,6 29,9 7,0
Доля экспорта в ВВП 18,4 17,9 17,5 17,7 18,9 19,8
Прирост импорта (к предыдущему году) 16,1 15,8 -2,7 -0,6 30,1 1,1
Доля импорта в ВВП 15,0 15,3 14,5 14,1 15,1 15,0
Источники: 国家数据. 中华人民共和国国家统计局. (Национальные статистические данные. Государственное статистическое управление КНР). (National statistics. State Statistical Office of the People's Republic of China) //国家数据. URL: https://data.stats.gov.cn/ easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 08.03.2023); Key Indicators for Asia and the Pacific-2022 // Asian Development Bank. 2022. URL: https://kidb.adb.org/economies/china-peoples-republic-of (дата обращения: 08.03.2023); 海关统计. 中华人民共和国海关总署 (Таможенная статистика. Главное таможенное управление КНР). (Customs Statistics. The General Administration of Customs of the People’s Republic of China). URL: http://www.customs.gov.cn/customs/302249/zfxxgk/2799825/302274/302277/302276/ 4807694/index.html (дата обращения: 10.03.2023).
30 Можно сделать вывод, что китайская экономика не зависит критически от внешнего спроса. Экономический рост поддерживают прежде всего внутренние факторы потребительского и инвестиционного спроса. Именно они позволяют Китаю преодолевать кризисные ситуации в мировой экономике в условиях снижения спроса на его товары и услуги на мировом рынке. Низкая стоимость рабочей силы как важнейший фактор роста экономики в 80–90х годах прошлого века с естественным повышением доли квалифицированного труда по мере усложнения производства, формированием широкого (более 400 млн чел) среднего класса и увеличением благосостояния и потребления общества ушел в прошлое.
31 В целом все три фактора роста — инвестиции, внутреннее потребление и чистый экспорт — взаимно дополняют друг друга. Инвестиционный спрос обеспечивает необходимую производственную базу для расширения экспорта. Экспортно-ориентированные отрасли промышленности служат модернизации китайской экономики. А внутреннее потребление стимулирует дальнейший экономический рост и отражает повышение доходов населения.
32 Политика преимущественного поощрения внутреннего спроса и личного потребления активно реализуется в Китае уже как минимум десять лет, она была одобрена XVIII съездом КПК в ноябре 2012 г. Одновременно тогда была поставлена задача развития инноваций и внедрения новых технологий, расширения энергосберегающих и экологических производств в целях достижения качественного, интенсивного по своему содержанию экономического роста.
33 В нынешнее десятилетие можно прогнозировать укрепление ведущей роли внутреннего потребления в поддержании экономического роста КНР при сохранении сильного инвестиционного спроса. Наш прогноз созвучен Стратегическому глобальному прогнозу 2030, выполненному коллективом учёных ИМЭМО РАН, согласно которому «вклад инвестиций в прирост ВВП (Китая — прим.авт.) сократится. Вклад домашних хозяйств продолжит расти. Доля расходов государства несколько уменьшится. Количественный рост экспорта сохранится, но его вклад в общеэкономическую динамику уменьшится»7.
7.  Стратегический глобальный прогноз 2030. Расширенный вариант /Под ред. акад. А.А. Дынкина. М.: Магистр, 2011. С. 376.
34 В отраслевой структуре китайской экономики следует ожидать опережающий рост сферы услуг и относительное уменьшение доли промышленности. Приобретенные лицензии и патенты, крупные инвестиции в НИОКР позволяют Китаю рассчитывать на разработку своих технологий, продвижение национальных торговых марок на мировой рынок, рост высокотехнологического экспорта в развитые страны.
35

Внешняя торговля

36 Двузначные темпы роста внешней торговли товарами Китая в первом десятилетии XXI в. сменились неустойчивой динамикой в следующем десятилетии, когда рост с однозначными показателями сменялся снижением объемов экспорта и импорта в некоторые годы (см. табл. 5). Реагируя на уменьшение внешнего спроса, Китай переориентирует производство части экспортной продукции на внутренний рынок. Тем самым решается проблема чрезмерной зависимости от экспорта и осуществляется постепенный переход к модели экономического развития, опирающейся на внутренние факторы роста.
37 Таблица 5/ Table 5
38 Динамика внешней торговли товарами КНР (2017–2022 гг.)
39 Dynamics of China's foreign trade in goods (2017–2022)
Годы Оборот Экспорт Импорт Сальдо,
млрд долл*. %** млрд долл*. %** млрд долл*. %** млрд долл*.
2017 4107,17 11,4 2263,37 7,9 1843,80 16,1 419,57
2018 4622,41 12,5 2486,68 9,9 2135,73 15,8 350,95
2019 4577,89 -1,0 2499,48 0,5 2078,41 -2,7 421,07
2020 4655,91 1,7 2589,95 3,6 2065,96 -0,6 523,99
2021 6051,49 30,0 3363,96 29,9 2687,53 30,1 676,43
2022 6309,60 4,4 3593,60 7,0 2716,00 1,1 877,60
*здесь и далее указываются доллары США.
40 **прирост соответствующего показателя к предыдущему году.
41 Источники: 国家数据. 中华人民共和国国家统计局 (Национальные статистические данные. Государственное статистическое управление КНР). (National statistics. State Statistical Office of the People's Republic of China) //国家数据. URL: https://data.stats.gov.cn/ easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 08.03.2023); Key Indicators for Asia and the Pacific-2022 // Asian Development Bank. 2022. URL: https://kidb.adb.org/economies/china-peoples-republic-of (дата обращения: 08.03.2023); 海关统计. 中华人民共和国海关总署 (Таможенная статистика. Главное таможенное управление КНР). (Customs Statistics. The General Administration of Customs of the People’s Republic of China). URL: http://www.customs.gov.cn/customs/302249/zfxxgk/2799825/302274/302277/302276/ 4807694/index.html (дата обращения: 10.03.2023).
42 Китайский экспорт охватывает широкую номенклатуру готовой промышленной, высокотехнологичной продукции (в частности, полупроводников) и потребительских товаров. В его географической структуре преобладают страны АСЕАН, ЕС, США (страны АСЕАН, кстати, в 2020 г. стали главными торговыми партнерами Китая, опередив ЕС и США). Производство промышленной продукции в Китае, с одной стороны, тесно связано с поставками деталей, узлов и компонентов из соседних азиатских стран, с другой, — зависит от спроса развитых стран на готовые потребительские товары. При этом доля совместных предприятий с участием иностранного капитала во внешней торговле КНР снизилась к 2021 г. до 36 %8.
8.  国家数据. 中华人民共和国国家统计局 (Национальные статистические данные. Государственное статистическое управление КНР). (National statistics. State Statistical Office of the People's Republic of China). URL: https://data.stats.gov.cn/easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 20.12.2022).
43 Стагнация внешней торговли в 2019 году была вызвана обострившейся торговой войной с США в период администрации Д.Трампа. В 2020 г. внешнеторговый рост затормозился в результате пандемии коронавируса. Но уже в следующем 2021 году экспорт и импорт КНР отыграли замедление, увеличившись на 30 %. Китай сохранил лидерство по товарообороту и экспорту в мире. В течение 2022 года экспорт и импорт росли неравномерно ввиду введенных в апреле антиковидных ограничений. Общий рост товарооборота составил 4,4 %, при этом экспорт вырос на 7 %, а вот импорт лишь на 1 %, на что повлиял слабый внутренний спрос.
44 Подписание в начале 2020 г. «первого этапа» китайско-американского торгового соглашения благоприятно повлияло на дальнейшее развитие внешнеэкономических связей КНР. Однако ряд вопросов остаются открытыми. Так, соглашение не стало всесторонним, большинство ранее введенных импортных тарифов остаются в силе. За рамками соглашения остались вопросы субсидирования экспорта со стороны Китая и его государственных предприятий. Возможен пересмотр или отказ от условий соглашения по инициативе сторон. Кроме того, на внешнюю торговлю Китая влияют введенные США в мае 2019 г. протекционистские меры в отношении поставок Китаем на мировой рынок технологии 5G и соответствующего оборудования.
45 Вплоть до 2018 г. у Китая неуклонно росла внешняя торговля услугами. В 2020 г., однако, она резко, на 16 %, снизилась (см. табл. 6) во многом в результате прекращения въездного и выездного туризма из-за пандемии. В 2021 году оборот торговли услугами преодолел падение и вырос на 25 %. Отрицательное сальдо у торговли Китая сохраняется по транспортным, туристическим, страховым услугам, положительное — по строительным услугам, а также в области информации и телекоммуникаций. В 2021 г. доля КНР в мировом экспорте услуг составила 6,5 % (уступает только США и Великобритании), в импорте — 7,9 % (уступает только США)9.
9.  World Trade Statistical Review-2022 // World Trade Organization. 2022. URL: >>>> (дата обращения: 20.12.2022).
46 Таблица 6/ Table 6
47 Динамика внешней торговли услугами КНР (2017–2021 гг.)
48 Dynamics of China's foreign trade in services (2017–2021)
Годы Оборот Экспорт Импорт Сальдо,
млрд долл. %* млрд долл. %* млрд долл. %* млрд долл.
2017 695,68 5,1 228,09 8,9 467,59 3,4 -239,50
2018 791,88 13,8 266,84 17,0 525,04 12,3 -258,20
2019 785,00 -0,9 283,60 6,3 501,40 -4,5 -217,80
2020 661,72 -15,7 280,63 -1,0 381,09 -24,0 -100,46
2021 828,69 25,2 390,61 39,2 438,08 15,0 -47,47
*прирост соответствующего показателя к предыдущему году.
49 Источники: 国家数据. 中华人民共和国国家统计局. (Национальные статистические данные. Государственное статистическое управление КНР). (National statistics. State Statistical Office of the People's Republic of China) //国家数据. URL: https://data.stats.gov.cn/ easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 08.03.2023); World Trade Statistical Review-2022 // World Trade Organization. 2022. URL: https://www.wto.org/english/res_e/booksp_e/ wtsr_2022_e.pdf (дата обращения: 08.03.2023).
50

Трансграничные инвестиции

51 Несмотря на кризисные явления в мировой экономике и множество ограничений на передачу технологий из-за рубежа, Китай остается привлекательным и надежным местом привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ), на которые, по оценкам ЮНКТАД, к концу 2021 г. приходилось около 5 % всего накопленного их объема в мире (2 064 млрд долл.)10. За последние пять лет ежегодные привлеченные объемы ПИИ в китайскую экономику составляли свыше 130 млрд долл., достигнув по мере поступательного роста в 2021 г., по китайским оценкам, 173 млрд долл. (см. табл. 7). По размерам привлеченных инвестиций за последние годы Китай уступает лишь США. Инвестиции в Китай в основном приходят из стран Евросоюза, США, Япония, государств АСЕАН. Подавляющая их часть поступает на материк из Гонконга, а также с оффшоров Виргинских и Каймановых островов. Фактически это инвестиции китайских компаний, которые пользовались до последнего времени льготами для иностранных инвесторов.
10.  World Investment Report-2022. UNCTAD. 2022. URL: https://unctad.org/system/files/official-document/wir2022_en.pdf (дата обращения: 20.12.2022).
52 Таблица 7/ Table 7
53 Динамика движения трансграничных капиталов в КНР в нефинансовом секторе (2017–2021 гг.)
54 Dynamics of the movement of cross-border capital in China in the non-financial sector (2017–2021)
Годы Объем прямых иностранных инвестиций, привлеченных в КНР Объем экспорта прямых инвестиций из КНР
млрд долл. %* млрд долл. %*
2017 131,04 4,0 158,29 -19,3
2018 134,97 3,0 143,03 -9,6
2019 138,14 2,3 136,91 -4,3
2020 144,37 4,5 153,71 12,3
2021 173,48 20,2 178,82 16,3
*прирост соответствующего показателя к предыдущему году.
55 Источники: 国家数据. 中华人民共和国国家统计局. (Национальные статистические данные. Государственное статистическое управление КНР). (National statistics. State Statistical Office of the People's Republic of China) //国家数据. URL: https://data.stats.gov.cn/ easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 08.03.2023); World Investment Report-2022 // UNCTAD. 2022. URL: https://unctad.org/system/files/official-document/wir2022_en.pdf (дата обращения: 08.03.2023).
56 Достигнув статуса выгодной и надежной страны-реципиента капитала, Китай прекратил реализацию мер по привлечению зарубежных инвестиций на льготных условиях. Отпала необходимость освобождения от налогов и таможенных пошлин предприятий с участием иностранных инвестиций, действующих в современных технологичных и экологически чистых производств (электроника, энергетика, телекоммуникации, фармацевтика, биотехнологии и др.). Все совместные предприятия в КНР получили равные права с китайскими предприятиями на основе национального режима инвестиционной деятельности.
57 Зарубежные транснациональные корпорации удваивают свои капиталовложения в Китае, создавая тысячи новых фирм и расширяя существующие. Рост ПИИ в Китае в 2021 году на 21 % по сравнению с предыдущим годом основывался на капиталовложениях в сектор услуг и высоких технологий (производство полупроводников, используемых в автомобилях, совместно с тайваньскими компаниями, проекты в области возобновляемых источников энергии и промышленной недвижимости с сингапурскими партнерами).
58 Быстро также растут инвестиции в финансовом секторе китайской экономики, активно реинвестируется прибыль действующих финансовых учреждений в стране. Этому способствуют меры по либерализации финансового регулирования, предоставление зарубежным инвесторам права мажоритарного или единоличного владения ценными бумагами, управления активами, страховыми и другими видами финансовых компаний.
59 Ослабление карантинных мер должно послужить дальнейшему притоку ПИИ в китайскую экономику. В целом ПИИ в Китае не играют существенной роли в качестве источника капиталовложений, доля использованных Китаем ПИИ в общих (валовых) капиталовложениях снизилась с 10 % в начале нынешнего столетия до 2–3 % в последние пять лет. Для Китая более важно привлечение иностранного капитала как канал привлечения новых технологий, опыта, управленческих знаний.
60 С начала XXI в. по мере накопления финансовых средств, следуя стратегии «выхода вовне», Китай также начал активно инвестировать капитал за рубежом. Им преследуются цели обеспечения доступа к источникам сырья (более половины всех зарубежных инвестиций КНР идут в топливно-энергетический и горнодобывающий секторы), расширение рынков сбыта своей продукции и получение передовых технологий. Помимо налаженного канала инвестиций с материка через Гонконг, Китай активно напрямую инвестирует в Швецию, Канаду, Австралию, США, Бразилию. В последние годы Китай пытался осваивать рынки капиталов США и стран ЕС в форме слияний и поглощений компаний. Однако существенных результатов не получил: многие сделки в развитых странах были отклонены, а в некоторых развивающихся государствах (Малайзия, Шри-Ланка) пересмотрены по требованию местных властей. В русле расширения инвестирования за рубежом Китаем была запущена широкомасштабная стратегическая программа сухопутного и морского «шелковых» путей («Один пояс — один путь»), для финансирования которой созданы Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Фонд Шелкового пути11.
11.  Подробнее см. Потапов М.А., Котляров Н.Н. Китай на мировых рынках капитала // Мировая экономика и международные отношения, 2021. Том 65. № 8. С. 82-84.
61 Последние пять лет в рамках борьбы с коррупцией в Китае стал ограничиваться экспорт капитала в целях недопущения его незаконного вывоза, а также стабильного курса юаня и поддержания валютных резервов на уровне 3 трлн долл. В результате ежегодный объем китайских инвестиций за рубежом в 2017–2019 гг., по китайским оценкам, снизился с 158 млрд долл. до 137 млрд долл. (см. табл. 7). В 2020–2021 гг. объем инвестирования Китаем за рубежом вырос вновь до 178,8 млрд долл. В целом накопленные за рубежом китайские инвестиции к концу 2021 г., по данным ЮНКТАД, составили 2 582 млрд долл., на них приходилось около 6 % всего накопленного их объема в мире, и они даже превысили все привлеченные в страну ПИИ за годы реформ (2 064 млрд долл.)12. Дальнейший экспорт китайских прямых инвестиций будет в значительной степени зависеть от динамики внешней торговли страны, отношений с ведущими экономическими партнерами Китая, прежде всего с США, и применяемого ими торгово-инвестиционным режима с КНР.
12.  World Investment Report-2022. UNCTAD. 2022. URL: >>>> (дата обращения: 20.12.2022).
62

Резервы и задолженность

63 Накопленные Китаем в течение более 30 лет реформ крупные экспортные и инвестиционные доходы стали надежной финансовой основой для формирования финансовых резервов страны. Так, объем валютных резервов КНР достиг максимального показателя 3 843 млрд долл. на конец 2014 г. Хотя в последующие годы Китай несколько снизил их объем, поддерживая на уровне немногим более 3 трлн долл., тем не менее сохраняет мировое лидерство по этому показателю (см.табл. 8).
64 Таблица 8/ Table 8
65 Показатели долгового положения КНР в 2017–2021 гг.
66 Indicators of China's debt position in 2017–2021.
Годы Валютные резервы, млрд долл*. Общая сумма внешней задолженности, млрд долл*. Коэффициент обслуживания внешнего долга**, %
2017 3 139,9 1 758,0 5,5
2018 3 072,7 1 982,8 5,5
2019 3 107,9 2 070,8 6,7
2020 3 216,5 2 400,8 6,5
2021 3 250,2 2 746,6 5,9
*по состоянию на конец года.
67 **отношение ежегодных выплат по обслуживанию внешнего долга, включая проценты по нему, к экспорту товаров и услуг за соответствующий год.
68 Источники: 国家数据. 中华人民共和国国家统计局. (Национальные статистические данные. Государственное статистическое управление КНР). (National statistics. State Statistical Office of the People's Republic of China) //国家数据. URL: https://data.stats.gov.cn/ easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 08.03.2023); 统计数据 国家外汇管理局. (Статистические данные. Государственное управление валютного регулирования КНР). (Statistics. State Administration of Foreign Exchange Regulation of the People's Republic of China) //国家外汇管理局. URL: https://www.safe.gov.cn/safe/tjsjkbcx/index.html (дата обращения: 08.03.2023); Key Indicators for Asia and the Pacific-2022 // Asian Development Bank. 2022. URL: https://kidb.adb.org/economies/china-peoples-republic-of (дата обращения: 08.03.2023).
69 Сопоставление показателей валютных резервов и внешней задолженности Китая, а также коэффициента обслуживания его внешнего долга не дают оснований для беспокойства по поводу международного финансового положения КНР. Объем внешней задолженности Китая уступает величине его резервов (критическим считается соотношение 2:1), а величина коэффициента в диапазоне 5–7 % не считается опасным (таковой признается отметка 20 %). К тому же структура китайской задолженности весьма благоприятна. Хотя более половины внешнего долга страны приходится на краткосрочные долговые обязательства, их главным образом используют корпоративные заемщики, значительная доля которых находится под контролем государства. С учетом соотношения объема внешнего долга КНР с размерами ее ВВП можно разделить вывод о том, что увеличение внешней задолженности КНР на данном этапе не является фактором, обеспечивающим национальный экономический рост13.
13.  Подробнее см.: Балюк И.А. Внешний долг Китая: современное состояние и перспективы // Проблемы Дальнего Востока. 2020. № 3. С. 92.
70

Перспективы роста и модель развития

71 В условиях нынешней глобальной рецессии, снижения внешнего потребительского спроса и замедления роста экспорта готовой продукции, ограничения на импорт новых технологий со стороны западных стран, китайская экономика демонстрирует завидную устойчивость. Китай продолжает достаточно успешно, хотя и не без проблем, реализовывать курс «двойной циркуляции»14, предполагающий как развитие внутреннего рынка и расширение потребления, так и поддержание внешней открытости и относительно высоких темпов роста экспорта.
14.  Другой перевод термина 双循环 («шуан сюньхуань»)– «два контура» (см. Салицкий А.И. Два контура: Китай ответил на вызовы 2020 года // Проблемы Дальнего Востока. 2021. № 3. С. 53).
72 Так, на саммите АТЭС в ноябре 2022 г. Председатель КНР Си Цзиньпин выступил за приверженность принципам свободной торговли в мире, отказ от протекционизма, углубление экономической интеграции между странами, включая зону свободной торговли АТЭС15. Движение к этой зоне видится Китаю путем интеграции зоны свободной торговли КНР-АСЕАН во Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП), вступившее в силу с начала 2022 года16.
15. 习近平在亚太经合组织第二十七次领导人非正式会议上的讲话(全文). 20.11.2022. (Полный текст выступления Председателя КНР Си Цзиньпина на 27-й встрече лидеров экономик АТЭС 20.11.2022.) // 新华通讯社. URL: >>>> (дата обращения: 23.12.2022).

16.  В ВРЭП входят десять стран АСЕАН, КНР, Япония, Республика Корея, Австралия и Новая Зеландия.
73 Наш анализ свидетельствует о том, что приоритетные усилия Китая в экономической сфере сосредотачиваются на формировании новой модели развития — инновационной по своему характеру, опирающейся на емкий внутренний рынок, тесно взаимодействующий с мировым.
74 Активно используемая Китаем до последнего времени экспортно-ориентированная модель развития во многом исчерпала себя17. Страна достигла пределов экстенсивного роста, когда он начал угрожать качеству жизни ее граждан и натолкнулся на ограничения внешнего спроса. В этих условиях переход на импортозамещающую модель развития с ориентацией целиком на внутренний рынок ведет к технологической изоляции и в конечном счете сулит отставание в развитии. Отметим, что новая инновационная модель развития будет отличаться от модели развития новых индустриальных стран, решающих аналогичные задачи поддержания роста. Прежде всего, — в наличии у Китая огромного внутреннего рынка и необходимости использования в разной мере всех внутренних и внешних факторов роста.
17.  Еще в начале 2000-х годов отмечалось, что «…экспортно-ориентированная модель развития Китая должна дополниться стратегией современного новоиндустриализма, которая подразумевает использование интенсивных факторов роста, формирование «новой экономики», базирующейся на знаниях и информационных технологиях, устойчивых инвестициях в повышение качества людских ресурсов» (Потапов М.А. Внешнеэкономическая модель развития стран Восточной Азии. М.: Международные отношения, 2004. С. 175-176).
75 Такая модель развития призвана обеспечить высококачественный рост и устойчивое развитие18. Тем самым будет достигнут баланс между промышленным развитием и защитой окружающей среды. Приоритет будет отдан разработке и внедрению новых технологий, достижению экономической независимости в этой области. Это отражено в национальном планировании инвестиций. По сути инновации придут на смену экспортной ориентации и накоплению капитала в качестве ключевого фактора роста. Это позволит в полной мере сформировать интенсивный тип роста взамен экстенсивного. Факторы же внутреннего потребительского и инвестиционного спроса, как и внешнего экспортного будут продолжать играть важную поддерживающую роль в обеспечении экономического роста КНР.
18.  Китай за последние 10 лет сократил интенсивность выбросов углекислого газа на 34,4%. При этом он взял обязательство достичь пика выбросов к 2030 г. и углеродной нейтральности – к 2060 г. (Китай стал глобальным лидером по темпам очистки воздуха // Российская газета. 21.10.2022. URL: >>>> (дата обращения: 19.12.2022).
76 Подтверждением уже развернувшейся работы Китая в научно-технологическом направлении является развертывание крупнейшей в мире телекоммуникационной сети 5G. На очереди — полномасштабное строительство высокоскоростных транспортных сетей. Более перспективная задача — налаживание собственного производства полупроводниковых микросхем (чипов).
77 Администрация США, можно сказать, активно подталкивает Китай к развитию своей собственной технологической базы. Так, накануне XX съезда КПК в октябре 2022 г. США полностью запретили продажу китайским предприятиям новейших полупроводниковых микросхем и передового технологического оборудования для их производства, введя разрешительную процедуру в отношении продаж и обслуживания китайских клиентов со стороны заводов зарубежных корпораций, расположенных в КНР, а также американских граждан, работающих в этой отрасли в КНР. Американские представители обосновывают необходимость прекращения производства полупроводников в Китае обеспечением своей национальной безопасности, чтобы воспрепятствовать их использование в военной промышленности, но фактически это направлено на сдерживание развития КНР и ее экономического роста19. Добавим, что данный шаг американских властей нанесет существенный коммерческий урон американским компаниям Intel, Lam Research, Applied Materials, Nvidia, закупающим китайские полупроводники.
19.  См. интервью с бывшим помощником министра торговли США в администрации Б. Обамы К. Волфом: (Chad P. Bown and Kevin Wolf. National security, semiconductors, and the US move to cut off China // PIIE. November 22, 2022. URL: >>>> (дата обращения: 19.12.2022).
78 В результате ослабления ковидных ограничений и оживления деятельности предприятий малого и среднего бизнеса, производящих свыше половины ВВП страны, китайская экономика достигла 3 % прироста ВВП в 2022 г. (см. табл. 1), что оказалось ниже официального прогноза Госсовета КНР в 5,5 % (дала о себе знать приверженность политике «нулевой терпимости» к распространению коронавируса вплоть до середины 2022 г.), и в целом совпало с оценками западных исследовательских центров20.
20.  В частности, с прогнозами Всемирного банка (ВВП Китая вырастет всего на 2,8% в 2022 году, что меньше значений 2021 года // Газета.ru. 27.09.2022. URL: >>>> (дата обращения: 19.12.2022); Института международной экономики Петерсона (Mary E. Lovely and >>>> China has few options to revive lagging economic growth // PIIE. October 24, 2022. URL: >>>> (дата обращения: 19.12.2022); рейтингового агентства Moody’s (Экономика Китая подает тревожные сигналы: возможен ли кризис // Ведомости. 05.09.2022. URL: >>>> (дата обращения: 19.12.2022).
79 Несмотря на относительно низкий для Китая экономический рост в прошедшем 2022 году, по оценкам Госсовета КНР, изложенным в докладе на 1й сессии ВСНП 14-го созыва в марте 2023 г., экономика страны развивается вполне рационально, противостоя росту торгового протекционизма в мире и последствиям пандемии коронавируса21. Национальное хозяйство находится на стадии устойчивого восстановления, в стране наблюдается заметное повышение потребительского спроса, оптимизация рыночного распределения, увеличение промышленного производства и улучшение деловых ожиданий, восстановился рост зарубежных инвестиций и рост объема ежемесячных выдаваемых банками новых кредитов.
21.  李克强作的政府工作报告(摘登)(Выдержка из Доклада Премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна о работе Правительства КНР) // 《人民日报》. 06.03.2023. URL: >>>> (дата обращения: 10.03.2023).
80 Ближайшими экономическими приоритетами Китая станут ускорение темпов роста ВВП, а также повышение инвестиционной привлекательности страны, сдерживание высокого уровня безработицы среди молодежи. Темпы роста ВВП в 2023 году намечены в размере 5 %, что «необходимо для обеспечения стабильного роста, занятости и цен». Данный показатель, как подчеркнул на сессии ВСНП Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, соответствует потенциалу роста национальной экономики и имеющимся природным, трудовым и капитальным ресурсам22.
22.  李克强作的政府工作报告(摘登)(Выдержка из Доклада Премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна о работе Правительства КНР) // 《人民日报》. 06.03.2023. URL: >>>> (дата обращения: 10.03.2023).
81 В целях стимулирования экономического роста Госсовет КНР планирует, в частности, выпустить целевые облигации местных правительств на сумму 3,8 трлн ю. (около 549,8 млрд долл.) для реализации крупных проектов и обновления инфраструктуры городов. Для расширения внутреннего спроса разработаны новые формы и модели потребления, приняты меры по снижению или освобождению от налога на покупку транспортных средств на новых источниках энергии (электромобилей). Данные меры идут в русле обеспечения высококачественного, экологического развития.
82 Власти Китая осознают сложившиеся риски на рынке недвижимости, в секторе жилищного и инфраструктурного строительства в результате роста спекулятивных сделок, срыва плановых сроков ввода в строй объектов, чрезмерной задолженности компаний-застройщиков и ипотечных платежей. Правительство будет всемерно содействовать устойчивому и здоровому развитию рынка недвижимости, твердо придерживаясь установки «жилье предназначено для проживания, а не для спекуляций». В этих целях намечены меры по дифференцированному жилищному кредитованию, укреплению общественного фонда жилищного строительства.
83 Решая задачу наращивания технологической мощи страны, Китай будет предпринимать усилия для достижения прорывов в основных областях ключевых технологий, ускорения цифровизации традиционных отраслей производства, а также средних и малых предприятий.
84 Считая главными вызовами мировой экономике протекционизм, торговые барьеры и войну санкций, Китай по-прежнему намерен придерживается курса на расширение открытости внешнему миру, активной деятельности национальных компаний на международных рынках. Приоритетным для Китая является импорт передовых технологий, оборудования, энергоресурсов и других видов продукции, поощрение развитие трансграничной электронной коммерции. В этих целях будет планомерно облегчаться доступ иностранного капитала на китайский рынок.

References

1. Baljuk I.A. Vneshnij dolg Kitaja: sovremennoe sostojanie i perspektivy (China's External Debt: Current State and Prospects). Problemy Dal'nego Vostoka. 2020. No. 3. S. 80–93. (In Russ.)

2. Chad P. Bown and Kevin Wolf. National security, semiconductors, and the US move to cut off China // PIIE. November 22, 2022. URL: https://www.piie.com/blogs/realtime-economics/national-security-semiconductors-and-us-move-cut-china (accessed: 19.12.2022)

3. Laperdina V.V. Jekonomicheskij rost KNR. Izmenenie modeli razvitija (1993–2009 gg.) (China's economic growth. Changing the development model (1993–2009)). M.: Institut jekonomiki RAN, 2011. 222 s. (In Russ.)

4. Lardy N. Sustaining China’s Economic Growth after the Global Financial Crisis. Wash.: Peterson Institute for International Economics, 2012. 181 p.

5. Mary E. Lovely and Tianlei Huang. China has few options to revive lagging economic growth // PIIE. October 24, 2022. URL: https://www.piie.com/blogs/realtime-economics/china-has-few-options-revive-lagging-economic-growth (accessed: 19.12.2022)

6. Portjakov V.Ja. Jeksperimental'nye zony svobodnoj torgovli v Kitae (Pilot Free Trade Zones in China). M.: Institut Dal'nego Vostoka RAN, 2021. 104 s. (In Russ.)

7. Portjakov V.Ja. Transformacija modeli jekonomicheskogo rosta v Kitajskoj Narodnoj Respublike: sovremennye tendencii i perspektivy (Transformation of the Economic Growth Model in the People's Republic of China: Current Trends and Prospects). Problemy Dal'nego Vostoka. 2014. No. 4. S. 55–68. (In Russ.)

8. Potapov M.A. Ispol'zovanie sravnitel'nyh preimushhestv i chastnyj sektor v jekonomike Kitaja (Exploitation of Comparative Advantage and the Private Sector in the Chinese Economy). Mirovaja jekonomika i mezhdunarodnye otnoshenija. 2015. No. 4. S. 117–128. (In Russ.)

9. Potapov M.A. Jekonomicheskoe razvitie Vostochnoj Azii: tekushhee sostojanie i perspektivy (Economic development of East Asia: current state and prospects). Rossija i ATR. 2020. No. 3. S. 95–109. (In Russ.)

10. Potapov M.A. K voprosu ob ustojchivosti kitajskoj jekonomiki v period mirovyh i regional'nyh krizisov (To the question of the stability of the Chinese economy during the global and regional crises). Problemy Dal'nego Vostoka. 2013. No. 3. S. 90–96. (In Russ.)

11. Potapov M.A. Vneshnejekonomicheskaja model' razvitija stran Vostochnoj Azii (Foreign economic model of development of East Asian countries). M.: Mezhdunarodnye otnoshenija, 2004. 240 s. (In Russ.)

12. Potapov M.A., Kotljarov N.N. Kitaj na mirovyh rynkah kapitala (China in the world capital markets). Mirovaja jekonomika i mezhdunarodnye otnoshenija. 2021. No. 8. S. 81–89. (In Russ.)

13. Potapov M.A., Salickij A.I., Shahmatov A.V. Jekonomika sovremennoj Azii (Economy of modern Asia). M.: Mezhdunarodnye otnoshenija, 2011. 264 s. (In Russ.)

14. Salickij A.I. Dva kontura: Kitaj otvetil na vyzovy 2020 goda (Two circuits: China has responded to the challenges of 2020). Problemy Dal'nego Vostoka. 2021. No. 3. S. 48–60. (In Russ.)

15. Strategicheskij global'nyj prognoz 2030. Rasshirennyj variant. Pod red. akad. A.A. Dynkina (Strategic Global Forecast 2030. Expanded version. Ed. A.A. Dynkin). M.: Magistr, 2011. 480 s. (In Russ.)

16. World Development Report-2022 // World Bank. 2022. URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/36883/9781464817304.pdf (accessed: 20.12.2022).

17. World Economic Outlook-2022 // International Monetary Fund. 2022. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2022/04/19/world-economic-outlook-april-2022 (accessed: 20.12.2022).

18. World Investment Report-2022 // UNCTAD. 2022. URL: https://unctad.org/system/files/official-document/wir2022_en.pdf (accessed: 20.12.2022).

19. World Trade Statistical Review-2022 // World Trade Organization 2022. URL: https://www.wto.org/english/res_e/booksp_e/wtsr_2022_e.pdf (accessed: 20.12.2022).

20. 国家数据. 中华人民共和国国家统计局 (National Data. National Bureau of Statistics of the People's Republic of China) // 国家数据. URL: https://data.stats.gov.cn/easyquery.htm?cn=C01 (accessed: 08.03.2023). (In Chin.)

21. 统计数据 国家外汇管理局 (Statistical Data. State Administration of Foreign Exchange). 国家外汇管理局. URL: https://www.safe.gov.cn/safe/tjsjkbcx/index.html (accessed: 08.03.2023). (In Chin.)

22. 习近平在亚太经合组织第二十七次领导人非正式会议上的讲话(全文) (Speech by Xi Jinping at the 27th APEC Economic Leaders' Meeting (full text)). 新华通讯社. 20.11.2022. URL: http://www.xinhuanet.com/politics/leaders/2020–11/20/c_1126767392.htm (accessed: 23.12.2022) (In Chin.)

23. 李克强作的政府工作报告(摘登) (Extract from the Report on the work of the government by Li Keqiang). 《人民日报》. 06.03.2023. URL: http://lianghui.people.com.cn/2023/n1/2023/0306/c452482–32637378.html (accessed: 10.03.2023). (In Chin.)

24. 海关统计. 中华人民共和国海关总署\ (Customs Statistics. The General Administration of Customs of the People’s Republic of China). 中华人民共和国海关总署 URL: http://www.customs.gov.cn/customs/302249/zfxxgk/2799825/302274/302277/302276/4807694/index.html (accessed: 10.03.2023). (In Chin.)

Comments

No posts found

Write a review
Translate