Implementation of Indo-Pacific military policy in North-East Asia and China's response
Table of contents
Share
QR
Metrics
Implementation of Indo-Pacific military policy in North-East Asia and China's response
Annotation
PII
S013128120019371-9-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Yanbin Wu 
Occupation: Postgraduate student, the Faculty of World Politics
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: 1, Leninskiye Gory, Moscow, 119991, Russian Federation, Moscow State University
Edition
Pages
82-99
Abstract

This article examines the current structure of US military forces in Japan and South Korea and the implementation of the Indo-Pacific military policy of the United States in Northeast Asia, and briefly describes China's response to the Indo-Pacific military policy of the United States. Since the Second World War, the US has had huge national interests in Northeast Asia, and the region is one of the main areas in which the US promotes its democratic values and concentrates its military and strategic planning. In recent years, as China's military modernization has accelerated, the People's Liberation Army of China (PLA) has become increasingly active in East Asia and the Western Pacific. The rapid rise of mainland China is being felt by the US and is one of the main reasons why the US has shifted its attention to the Asia-Pacific region in the second half of the Obama administration's presidential term. The Indo-Pacific strategy is an important component of the US security strategy formally proposed by the Trump administration, and its effectiveness in Northeast Asia will largely determine the continuity and success of US strategy in the Indo-Pacific. The concrete implementation of US military policy in the Indo-Pacific region will inevitably affect the security situation in the region, change relations between countries in the region, and will also have an important impact on the future political landscape of the world.

Keywords
Indo-Pacific Strategy, Northeast Asia, US, China, Japan, South Korea, armed forces, security
Received
20.10.2021
Date of publication
21.06.2022
Number of purchasers
0
Views
155
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2022
1 Северо-Восточная Азия стала одним из наиболее экономически динамичных регионов мира, но в то же время положение дел в сфере безопасности региона не внушает оптимизма1. В силу исторических и политических причин между Китаем, Японией, Южной Кореей, Северной Кореей и другими странами региона существует серьезный дефицит взаимного доверия в сфере безопасности, который усугубляется долгосрочным присутствием США в качестве внешнего гегемона. Северо-Восточная Азия — один из основных регионов, где сегодня сосредоточены национальные интересы США в сфере военной политики и безопасности, а с подъемом КНР к ним добавились также и задачи стратегического сдерживания Китая.
1. В данной статье рассматривается Северо-Восточная Азия только в относительно узком понимании, т.е. материковый Китай (КНР), Корейский полуостров и Япония. Ввиду сложности тайваньского вопроса Тайвань, Монголия и Дальний Восток РФ исключены из сферы охвата данной работы.
2 Администрация Д. Трампа опубликовала две Индо-Тихоокеанские стратегии (ИТС): первая была представлена публике в 2017 г., вторая, содержащая более структурированные предложения по сдерживанию Китая, — в 2019 г. Китайские и российские ученые провели многочисленные исследования и глубоко изучили эти документы. В числе наиболее известных китайских исследователей — Чжан Цзядун, Вэй Цзунъю, Ху Вэйсин, Чжу Цуйпин и др.2. Среди работ российских ученых можно выделить статьи А.В. Торкунова, Я.В. Лексютиной, Е.А. Канаева и др.3. Тем не менее необходимо признать, что обстоятельных исследований, российских и китайских, касающихся вопросов реализации Индо-Тихоокеанской стратегии США в Северо-Восточной Азии, по-прежнему не хватает. Внушительная военная реструктуризация, а также структура и дислокация вооруженных сил США в Северо-Восточной Азии, главным образом в Японии и Южной Корее, и их влияние на Китай — вопросы, заслуживающие дальнейшего изучения.
2. См. также: 张家栋: “美国的印太倡议及其对中国的影响” (Чжан Цзядун. Индо-Тихоокеанская инициатива США и ее влияние на Китай) // 印度洋经济体研究. 2018年. 第3期. 第1–26页; 韦宗友: “美国在印太地区的战略调整及其地缘战略影响” (Вэй Цзунъю. Стратегическая перестройка США в Индо-Тихоокеанском регионе и ее геостратегическое влияние) // 世界经济与政治. 2013年. 第10期. 第141页; 朱翠萍: “特朗普政府的印太战略及其对中国安全的 影响” (Чжу Цуйпин. Индо-Тихоокеанская стратегия администрации Трампа и ее влияние на безопасность Китая) // 南亚研究. 2018年. 第 4期. 第1–17页; 朱翠萍: “印太地区:概念解释、 实施限制和战略趋势” (Чжу Цуйпин. Индо-Тихоокеанский регион: концептуальная интерпретация, ограничения реализации и стратегические тенденции) // 印度洋经济体研究. 2018 年. 第 5期. 第 1–16 页. Hu Weixing, Meng Weizhan. The US Indo-Pacific Strategy and China’s Response. The China Review. Vol. 20. No. 3. 08.2020. P. 143–176; Hu Weixing. The United States, China, and the Indo-Pacific Strategy: The Rise and Return of Strategic Competition. The China Review. Vol. 20. No. 3. 08.2020. P. 127–142; Ye Xiaodi. Explaining China’s Hedging to the United States’ Indo-Pacific Strategy. The China Review. Vol. 20. No. 3. 08.2020. P. 205–238; Zhang Chunman. The Power of a Niche Strategy and China's Preemptive and Adaptive Response to the US Indo-Pacific Strategy. The China Review. Vol. 20. No. 3. 08.2020. P. 239–250 и др.

3. См. также: А.В. Торкунов. Стратегия администрации Д. Трампа в Азиатско-Тихоокеанском регионе // Мировая экономика и международные отношения. 2019. No. 6. С. 25–37; Я.В. Лексютина. Роль Китая в стратегии «Свободный и открытый Индо-Тихоокеанский регион» Д. Трампа // Вестник РУДН. Серия: международные отношения. 2019. No. 1. С. 22–34; Е.А. Канаев. Большая Евразия, Индо-Тихоокеанскиий регион и отношения России с АСЕАН // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2019. № 1. С. 26–43; В.И. Батюк. Индо-Тихоокеанская стратегия США и Евразия // Актуальные проблемы Европы. 2021. № 1. С. 135–153 и т.д.
3

Основные положения Индо-Тихоокеанской стратегии США

4 В ответ на возрождение Китая и укрепление его сил в Восточной Азии и западной части Тихого океана в 2017 г. администрация Д. Трампа официально запустила Индо-Тихоокеанскую стратегию4, политическая цель которой состоит в противодействии китайскому и российскому влиянию в регионе. В 2019 г. в докладе Пентагона5 и Госдепартамента США6 по Индо-Тихоокеанскому региону детализируются политические, экономические и военные цели Америки в регионе. Логика Индо-Тихоокеанской стратегии США заключается в окружении и стратегическом сдерживании КНР путем укрепления связей с азиатскими союзниками.
4. Стрельцов Д. Индо-Тихоокеанский регион как новая реальность глобальной системы международных отношений // Международная жизнь. 2018. № 8. С. 65–74.

5. Indo-Pacific Strategy Report: Preparedness, Partnerships, and Promoting a Networked Region // U.S. Department of Defense. 06.01.2019. >>>> (дата обращения: 14.09.2021).

6. A free and open Indo-Pacific: Advancing a Shared Vision. U.S. Department of state. 04.11.2019. URL:  >>>> 2019/11/Free-and-Open-Indo-Pacific-4Nov2019.pdf (дата обращения: 14.09.2021).
5 В политической и экономической сферах США провозглашают создание свободного и открытого Индо-Тихоокеанского альянса и расширяют состав его участников. В военной сфере и сфере безопасности США активно используют четырехсторонний диалог по безопасности (QUAD)7 и военный альянс AUKUS8 с целью ограничить морскую активность Китая. Для сохранения эффективности своего военного потенциала в регионе в Индо-Тихоокеанской стратегии США делают акцент именно на военной составляющей9.
7. Rudd K. The Convenient Rewriting of the History of the ‘Quad’ // Nikkei Asia. 03.26.2019. URL:  https://asia.nikkei.com/Opinion/The-Convenient-Rewriting-of-the-History-of-the-Quad (дата обращения: 08.10.2021).

8. Joint Leaders Statement on AUKUS // Whitehouse. September 15, 2021. URL:  https://web.archive.org/web/20210916023441/https://www.whitehouse.gov/briefing-room/statements-releases/2021/09/15/joint-leaders-statement-on-aukus/ (дата обращения: 10.10.2021).

9. Tellis A. Waylaid by Contradictions: Evaluating Trump’s Indo-Pacific Strategy // The Washington Quarterly. 2020. Vol. 43 No. 4. P. 123–154.
6 С учетом ускорения процесса военной модернизации Китая, растущей военной активности НОАК и способности Китая проецировать силу на США национальное Министерство обороны в рамках Индо-Тихоокеанской концепции администрации Д. Трампа в 2019 г. представило доклад об Индо-Тихоокеанской стратегии10. В нем предполагалось переименовать Азиатско-Тихоокеанское командование в Индо-Тихоокеанское командование11, выборочно увеличить численность сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе и развернуть стратегическое оружие, в частности ракеты, истребители пятого поколения, стелс-бомбардировщики, беспилотные системы, сети командования в масштабах всего региона и у союзников для того, чтобы дать США стратегическое и информационное преимущество в Азиатско-Тихоакеанском регионе (АТР). Тем самым подчеркивалась и важность союзников, особенно Японии и Южной Кореи. Внимание в докладе акцентируется на том, что «Американо-японский альянс является краеугольным камнем в вопросах мира и процветания в Индо-Тихоокеанском регионе, и Соединенные Штаты остаются непоколебимыми в своем обязательстве защищать Японию и территории, которыми она управляет. Однако по мере изменения динамики безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе американо-японский альянс должен адаптироваться к вызовам, угрожающим общей безопасности и ценностям. Будь то противодействие Северной Корее или долгосрочное стратегическое соперничество с Китаем и Россией, мы должны преследовать конкретные цели, которые сохранят альянс как наше ассиметричное преимущество»12. А также: «Соединенные Штаты неизменно привержены делу обороны Республики Корея (РК). Союз США и РК является основой мира и процветания в Северо-Восточной Азии, а также на Корейском полуострове»13. 11 февраля 2022 г. Белый дом США обнародовал новую версию Индо-Тихоокеанской стратегии (ИТС), которая содержит три основных элемента14: Обязательства ИТС, Пять перспектив ИТС и План действий ИТС (10 основных программ, которые США будут реализовывать в ближайшие 1–2 года). В нем также подробно описывается трехстороннее сотрудничество США — Япония — РК: «Почти каждый крупный вызов в Индо-Тихоокеанском регионе требует тесного сотрудничества между союзниками и партнерами США, особенно Японией и РК. Мы будем продолжать тесное трехстороннее сотрудничество в противодействии КНДР»15. Данный документ является первым докладом о региональной стратегии, выпущенным Байденом с тех пор, как он стал президентом США. В нем подчеркивается стратегическое намерение США сосредоточиться на Индо-Тихоокеанском регионе, привлечь союзников, экспортировать ценности, укрепить гегемонию и всесторонне противостоять Китаю.
10. Indo-Pacific Strategy Report: Preparedness, Partnerships, and Promoting a Networked Region // U.S. Department of Defense 2019.06.01. URL:https://media.defense.gov/2019/Jul/01/2002152311/-1/-1/1/DEPARTMENT-OF-DEFENSE-INDO-PACIFIC-STRATEGY-REPORT-2019.PDF (дата обращения: 14.09. 2021).

11. Pacific Command Change Highlights Growing Importance of Indian Ocean Area // U.S. Department of defense. 30.05.2018. URL:  >>>> (дата обращения: 08.09.2021).

12. Indo-Pacific Strategy Report: Preparedness, Partnerships, and Promoting a Networked Region // U.S. Department of Defense. 2019.06.01. P. 22. >>>> (дата обращения: 14.09. 2021).

13. Indo-Pacific Strategy Report: Preparedness, Partnerships, and Promoting a Networked Region // U.S. Department of Defense. 2019.06.01. P. 24. >>>> (дата обращения: 14.09. 2021).

14. Indo-Pacific Strategy of the United States. // Whitehouse. 11.02.2022. URL:  https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2022/02/U.S.-Indo-Pacific Strategy.pdf (дата обращения: 01.03.2022).

15. Indo-Pacific Strategy of the United States. // Whitehouse. 11.02.2022. P. 17. URL:  https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2022/02/U.S.-Indo-Pacific Strategy.pdf (дата обращения: 01.03.2022).
7 Рис. 1. Структура Индо-Тихоокеанского командования
8 Figure 1. Structure of Indo-Pacific Command
9 Источники: Составлено автором на основе информации Индо-Тихоокеанского командования США16.
16. United States Indo-Pacific Command (USINDOPACOM). URL:  >>>> (дата обращения: 10.06.2021).
10 Согласно официальному сайту Индо-Тихоокеанского командования17, в настоящее время в состав Индо-Тихоокеанского командования США (ИТК; United States Indo-Pacific Command (USINDOPACOM)) входят следующие организационные подразделения: Тихоокеанское командование сухопутных войск США; Тихоокеанский флот; Тихоокеанское командование ВВС; Тихоокеанское командование морской пехоты; Тихоокеанское командование специальных операций США в подчиненных объединенных командованиях сил США в Японии и Южной Корее; Тихоокеанский объединенный разведывательный центр; Центр передового опыта по управлению стихийными бедствиями и оказанию гуманитарной помощи; Западная объединенная межведомственная постоянная целевая группа (рис. 1).
17. United States Indo-Pacific Command (USINDOPACOM). URL:  >>>> (дата обращения: 08.07.2021).
11 В особых случаях в дополнение к двум подчиненным Объединенным боевым командованиям в Японии и Южной Корее, имеющим широкие оперативные полномочия, могут быть созданы дополнительные Объединенные силы, напрямую подчиненные Тихоокеанскому командованию ВС США. Например, командующий Тихоокеанским флотом также является командующим морскими операциями объединенных сил Индо-Тихоокеанского района, т.е. выполняет функции командующего совместными морскими военными операциями в Индо-Тихоокеанском районе. При этом ВМС и ВВС США рассматривают возможность интегрированной войны «воздух-море» и возможность взлетать с небольших платформ в море для проведения операций18.
18. Tellis A. Waylaid by Contradictions: Evaluating Trump’s Indo-Pacific Strategy // The Washington Quarterly. 2020. Vol. 43 No. 4. P. 123–154.
12

Индо-Тихоокеанские вооруженные силы США в Северо-Восточной Азии

13 Япония и Южная Корея являются важнейшими военными союзниками США в Северо-Восточной Азии, на их территории размещаются значительные контингенты американских вооруженных сил. В Японии флот и морская пехота насчитывают почти 40 000 человек, ВВС — почти 13 000, а сухопутные войска — около 2500 человек19; В Южной Корее сухопутные войска насчитывают почти 19 500 человек, ВВС — почти 7800, а ВМС — всего около 35020.
19. Benefits and Costs Associated with the U.S. Military Presence in Japan and South Korea // United States Government Accountability Office. March, 2021. URL:  >>>> (дата обращения: 08.10.2021).

20. Factbox: U.S. and South Korea's security arrangement, cost of troops // Reuters. 08.03.2021. >>>> (дата обращения: 08.09.2021).
14

Вооруженные силы США в Японии

15 Командование Вооруженных сил США в Японии подчиняется объединенному Индо-Тихоокеанскому командованию ВС США, и полномочия командующих по управлению своими силами также зависят от конкретных полномочий командующего ИТК, а командующий Вооруженными силами США в Японии (USFJ) обычно также является командующим 5й воздушной армией. В настоящее время под командованием Вооруженных сил США в Японии находятся следующие основные формирования: сухопутные войска США в Японии, 5я воздушная армия, 3я экспедиционная группа морской пехоты и военно-морские силы США в Японии. Общая миссия сил США в Японии заключается в разработке соответствующих оперативных планов, укреплении американо-японского военного союза, эффективном реагировании на кризисные события и поддержании повседневной оперативной готовности.
16 Важно отметить, что оперативное управление 7-м флотом, который в основном развернут в Японии, не возложено на командующего силами США в Японии, а остается у командующего Тихоокеанским флотом. Командующий ВМС США в Японии осуществляет командование и управление береговыми объектами ВМС США и связанными с ними силами только в Японии, а также выступает в качестве связующего звена между ВМС США и Морскими силами самообороны Японии, правительством Японии и т.д. Поскольку командующий также руководит Командованием военно-морских объектов США в Японии, он подчиняется как командующему Тихоокеанским флотом, так и командующему Командованием военно-морских объектов США.
17 Кроме того, согласно «Договору о безопасности между США и Японией», подписанному в 1960 г., в котором говорится, что «военно-морским, военным и военно-воздушным силам США разрешается использовать объекты и районы в Японии в целях содействия безопасности Японии и поддержания международного мира и безопасности на Дальнем Востоке»21, силы США в Японии имеют более широкие функции, чем силы США в Южной Корее с точки зрения правовой доктрины. Функции американских сил в Японии были шире, чем у американских сил в Южной Корее, предусматривалась более значительная роль за пределами Японии, поэтому командующий Индо-Тихоокеанским командованием не имел такой же широкой власти над командующим американскими силами в Японии, как командующий в Южной Корее, и значительная часть этих полномочий все еще сохранялась за другими командованиями на Индо-Тихоокеанском регионе.
21. Japan-U.S. Security Treaty // Ministry of Foreign Affairs of Japan. URL:  https://www.mofa.go.jp/region/n-america/us/q&a/ref/1.html (дата обращения: 08.09.2021).
18

Вооруженные силы США в Южной Корее

19 Как следует из текста Договора о взаимной обороне между Соединенными Штатами и Республикой Корея (Mutual Defense Treaty Between the United States and the Republic of Korea)22, структуры Индо-Тихоокеанского командования, Командование ВС США в Корее подчиняется объединенному Индо-Тихоокеанскому командованию США, а его командующий также руководит Командованием Организации Объединенных Наций и Командованием объединенных сил Южной Кореи и США. В настоящее время под командованием Вооруженных сил США в Южной Корее находятся 8я армейская группа, 7я воздушная армия, военно-морские силы США в Южной Корее, силы морской пехоты США в Корее и силы специальных операций США в Южной Корее.
22. Mutual Defense Treaty Between the United States and the Republic of Korea // Lillian Goldman Law Library. URL:  https://avalon.law.yale.edu/20th_century/kor001.asp (дата обращения: 08.12.2021).
20 Полномочия командующего силами США в Корее зависят от конкретных полномочий командующего ИТК, которому обычно предоставляются более широкие полномочия по оперативному управлению.
21 Исторически сложилось так, что командующий 8й армейской группой был также командующим войсками США в Южной Корее и напрямую подчинялся Министерству обороны США, минуя Тихоокеанское армейское командование. 1 декабря 1992 г. командующий 8й группой армий перестал быть командующим силами США в Корее и сменил звание с генерала на генерал-лейтенанта, а 23 января 2012 г. командование 8й группы армий было определено как чисто оперативное командование, а управление армией США в Южной Корее было передано командующему сухопутными войсками США в Тихоокеанском регионе23. С тех пор командование американских войск в Южной Корее стало соответствовать общей логике отношений военного командования США.
23. Adaptive Commands:Maintaining peace and security in a changing world // Indo-Pacific Defense Forum. July 30, 2018. URL:  https://ipdefenseforum.com/2018/07/adaptive-commands/ (дата обращения: 08.10.2021).
22 В обычное время силы, переданные южнокорейскому командованию Вооруженных сил США, представлены в основном сухопутными войсками и ВВС, а остальные три командования чаще всего насчитывают несколько сотен человек. Во время кризиса, войны или учений Индо-Тихоокеанское командование США либо Министерство обороны направляют дополнительные силы в Южную Корею. Кроме того, до 2010 г. срок командировок американских военнослужащих, направленных в Республику Корея, составлял всего один год, что аналогично сроку командировок в места боевых действий. Однако в 2010 г. было принято решение перенять модель размещения американских войск в Японии и Германии, что позволило увеличить до двух лет срок командировки военнослужащим без семей и до трех — военнослужащим, переехавшим вместе с семьей24.
24. Korea tour normalization // 07.27.2010. URL:  https://www.army.mil . (дата обращения: 08.07.2021).
23 В июле 2016 г. США и Южная Корея достигли соглашения о размещении американской системы THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) на юге Южной Кореи для защиты мест дислокации войск и южных городов25. Размещение системы THAAD в Южной Корее вызвало обеспокоенность Китая и России, которые опасаются, что США могут перенацелить свой радар на них и даже использовать его для поддержки наступательных действий.
25. США и Южная Корея договорились о развертывании системы ПРО: Противоракетная система THAAD будет размещена на территории Корейского полуострова // Известия. 8 июля, 2016. URL:  >>>> (дата обращения: 08.09.2021).
24 Общее военное присутствие США в Японии и Южной Корее составляет почти половину от общего военного присутствия США за рубежом. В период 2008–2017 гг. Южная Корея импортировала из США оружие на общую сумму 6,731 млрд долларов США, что делает ее третьим по величине импортером оружия американского производства в мире. Саудовская Аравия закупила наибольшее количество оружия американского производства на сумму 10,639 млрд долларов США, Австралия заняла второе место с 7,279 млрд долларов США, а Япония заняла седьмое место с 3,752 млрд долларов США26. Поскольку Саудовская Аравия и ОАЭ имеют слабые вооруженные силы, а в Австралии дислоцировано чуть более 1000 военнослужащих США, у этих стран есть веские причины для покупки большого количества американского вооружения. Среди союзников США только Южная Корея и Япония разместили у себя большое количество американских войск и закупают много американского оружия, что свидетельствует о чрезвычайно сильной зависимости Японии и Южной Кореи от США в сфере безопасности и является одной из коренных причин, обостряющих ситуацию в Северо-Восточной Азии.
26. 韩国成近十年美制武器第三大买家 (Южная Корея становится третьим крупнейшим покупателем оружия американского производства за последнее десятилетие) // 韩联社 01.23.2019. URL:  >>>> (дата обращения: 09.09.2021).
25 С ростом Китая и его военной мощи в западной части Тихоокеанского региона США, безусловно, будут уделять больше внимания своей военной мощи и развертыванию сил в Японии и Южной Корее в рамках Индо-Тихоокеанской стратегии, что также усугубит кризис безопасности в Северо-Восточной Азии.
26

Развитие и тенденция Индо-Тихоокеанской стратегии США в Северо-Восточной Азии

27 Являясь центром развертывания вооруженных сил США в западной части Тихого океана, Индо-Тихоокеанское командование играет важную роль в военных операциях США в Восточной Азии, а военные планы и операции ИТК будут оказывать значительное влияние на ситуацию в Восточной Азии. Его важность подтверждается постоянно растущими расходами. Финансирование, запрошенное Индо-Тихоокеанским командованием для «Тихоокеанской инициативы по сдерживанию» (Pacific Deterrence Initiative)27, увеличилось с 2,2 млрд долларов США в 2021 фин.г. до 4,6 млрд долларов США в 2022 фин.г., а всего на следующие пять лет на эти цели запланировано выделить 27,3 млрд долларов США. В контексте «Тихоокеанской инициативы по сдерживанию»28 Индо-Тихоокеанское командование планирует использовать эти средства для укрепления четырех аспектов американского военного потенциала в регионе.
27. Eyeing China, Indo-Pacific Command seeks $27 billion deterrence fund // Defense news. 02.03.2020. URL:  https://www.defensenews.com/congress/2021/03/02/eyeing-china-indo-pacific-command-seeks-27-billion-deterrence-fund/ (дата обращения: 08.07.2021).

28. Pacific Deterrence Initiative // Office of the Under Secretary of Defense. May, 2021. URL: https://comptroller.defense.gov/Portals/45/Documents/defbudget/FY2022/fy2022_Pacific_Deterrence_Initiative.pdf (дата обращения: 08.09.2021).
28 Во-первых, средства будут потрачены на укрепление обороноспособности, закупку и развертывание все более современных систем противоракетной обороны и создание более плотной противоракетной сети на первой и второй островных цепях вблизи Китая. Во-вторых, запланировано создание системы слежения и наблюдения, создание радиолокационных станций, развертывание дополнительных, более мощных средств радиолокационного наблюдения в ключевых точках Тихого океана, таких как, например, тактический многофункциональный радар, развернутый на тихоокеанской островной базе Палау. В-третьих, намечено увеличение ударных возможностей, особенно в ключевых узлах первой островной цепи. Четвертым аспектом является укрепление системы материально-технического снабжения и сотрудничества с союзниками: планируется построить новые тренировочные базы, запустить новые спутники связи, улучшать возможности логистики и технического обслуживания, проводить учения объединенных сил.
29 Наряду с увеличением финансирования американские военные стали проявлять все большую активность в западной части Тихоокеанского региона. Частота появления американских подводных лодок, стратегических бомбардировщиков и авианосцев в западной части Тихого океана и Южно-Китайском море значительно возросла29. Понимая политическое и историческое значение региона, США также используют свой статус мирового гегемона для постоянного влияния на политическую структуру Северо-Восточной Азии. США использовали ядерную проблему Северной Кореи, а также островов Дяоюйдао, Тайваньский пролив, Южно-Китайское море и другие региональные горячие точки как средство продвижения своего стратегического узла и сети безопасности30.
29. 刘宗义: “美国的全球战略枢纽建设及其影响” (Лю Цзуньи. Геостратегические узлы и гегемония США: Последствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе) // 国际展望. 2020年. 第4期. 第16 页.

30. 刘宗义: “美国的全球战略枢纽建设及其影响” (Лю Цзуньи. Геостратегические узлы и гегемония США: Последствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе) // 国际展望. 2020年. 第4期. 第19 页.
30 Для того чтобы конкурировать, сдерживать и побеждать во все более сложной глобальной среде безопасности, США вводят новые военные концепции, такие как «многодоменное сражение» или «многодоменная война» (Multi-Domain Battle) и «многодоменная операция» (Multi-Domain Operations). Американцы подчеркивают свою зависимость от союзников для полной устойчивой мобилизации сил коалиции и поддержания основ гегемонии США31.
31. Vergu D. Multi-domain Operations Rely on Partnerships to Succeed // U.S. Department of Defense. 12.02.2019. URL:  https://www.defense.gov/explore/story/Article/1755520/multidomain-operations-rely-on-partnerships-to-succeed/ (дата обращения: 08.12.2021).
31 Несмотря на значительные усилия, приложенные администрацией Д. Трампа по формированию Индо-Тихоокеанской стратегии, ее дальнейшее развитие требовало многостороннего политического и экономического сотрудничества32. Администрация Дж. Байдена привлекла новых союзников, прежде всего Великобританию, которая после Брексита в рамках стратегии «Глобальная Британия» (Global Britain)33 стала уделять повышенное внимание Индо-Тихоокеанскому региону. Тем не менее в Индо-Тихоокеанской стратегии ключевая роль как на военном, так и на политическом и экономическом уровнях отводится основным союзникам США в Северо-Восточной Азии Японии и Южной Корее.
32. Tellis A. Waylaid by Contradictions: Evaluating Trump’s Indo-Pacific Strategy // The Washington Quarterly. 2020. Vol. 43 No. 4. P. 123–154.

33. Global Britain in a competitive age. The Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy. // UK Government. 2021. URL:  https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/975077/Global_Britain_in_a_Competitive_Age-the_Integrated_Review_of_Security__Defence__Development_and_Foreign_Policy.pdf (дата обращения: 08.10.2021).
32 Южная Корея и США тесно связаны интересами в различных областях, включая военную безопасность, экономику, региональные и международные дела34. На фоне усиления трений между Соединенными Штатами и Китаем США не откажутся от использования межкорейского конфликта для регулирования регионального порядка на Корейском полуострове и влияния на ситуацию в Восточной Азии35. С 2016 г. Южная Корея все больше разочаровывается в позиции Китая в отношении Северной Кореи: Китай не способен ни разубедить Северную Корею в ее намерении разрабатывать ядерное оружие, ни принять требования США, Японии и Южной Кореи о прекращении поставок нефти в Северную Корею36. Это важная причина, по которой Южная Корея решила принять предложение США о размещении системы THAAD. Альянс Республики Корея и США, сдерживая Северную Корею и Китай, создал геополитическое стратегическое соперничество между двумя Кореями, а также дополнительно усилил соперничество между США и Китем, что привело к серьезной угрозе для региональной безопасности и Южной Кореи37.
34. 梁立昌: “新时期韩美同盟政策纷争、同盟协调、关系调整及其影响” (Лян Личан. Политические диспуты, координация альянсов, корректировка отношений и ее влияние на альянс Ю. Кореи и США в новый период) // 当代韩国. 2020年. 第3期. 第38页.

35. 梁立昌: “新时期韩美同盟政策纷争、同盟协调、关系调整及其影响” (Лян Личан. Политические диспуты, координация альянсов, корректировка отношений и ее влияние на альянс Ю. Кореи и США в новый период) // 当代韩国. 2020年. 第3期. 第47页.

36. 宋文志: “体系压力、威胁认知与韩国在中美之间的战略选择” (Сун Вэньчжи. Источники угроз, осведомленность об угрозах и стратегический выбор Ю.Корей между Китаем и США) // 东北亚论坛. 2019年. 第4期. 第93页.

37. 梁立昌: “新时期韩美同盟政策纷争、同盟协调、关系调整及其影响” (Лян Личан. Политические диспуты, координация альянсов, корректировка отношений и ее влияние на альянс Ю. Кореи и США в новый период) // 当代韩国. 2020年. 第3期. 第45页.
33 В то же время, в условиях ослабления самих Соединенных Штатов, американцы остро нуждаются в союзниках для противостояния Китаю в Индо-Тихоокеанском регионе. При этом усиление сотрудничества Японии с США неизбежно усилит позиции Японии в Индо-Тихоокеанской стратегии и будет способствовать развитию ее военно-политической мощи38. 19 апреля 2019 г. в совместном заявлении японо-американского консультативного совещания по безопасности "2+2" было сказано, что обе стороны приветствуют интеграцию Стратегии национальной безопасности и Стратегии национальной обороны США со Стратегией национальной безопасности и Планом обороны Японии39.
38. 王振宇: “对冲与制衡:日本印太战略的地缘政治逻辑与制约因素” (Ван Чжэньюй. Хедж и баланс: геополитическая логика и ограничивающие факторы японской "Индо-Тихоокеанской стратегии") // 日本研究. 2021 年. 第 1 期. 第33页.

39. 日米安全保障協議委員会共同発表 (Совместное заявление Консультативного комитета по безопасности США и Японии) // 防衛省. 19.04.2019. URL:  >>>> (дата обращения: 12.12.2021).
34 США и Япония всегда поддерживали тесное сотрудничество в области обороны, особенно в отношении Восточно-Китайского моря, проблемы Северной Кореи и Тайваня. США и Япония усилили обмен данными военно-морской разведки и материально-техническую поддержку на море. После того как американские военные предложили Индо-Тихоокеанскую стратегию, США и Япония продолжают наращивать совместные учения и укреплять морское сотрудничество. Примерами такого партнерства являются операция «Свобода навигации» (Freedom of Navigation), учения «Острый Меч» (Keen Sword), «Малабар» (Malabar) и т.д.40.
40. 美国在亚太地区的军力报告(2020) (Доклад о военной мощи США в Азиатско-Тихоокеанском регионе 2020) // 中国南海研究院. 2020. C. 49. >>>> (дата обращения: 08.09.2021).
35 Среди стран Индо-Тихоокеанского региона инвестиции Японии в американские системы противоракетной обороны являются самыми значительными, в основном за счет приобретения кораблей, оснащенных системой «Иджис» (Aegis). Япония уже оснастила системой «Иджис» четыре эсминца класса «Конго» (Kongo), два эсминца класса «Атаго» (Atago) и один эсминец класса «Мойо» (Moyo) (остальные находятся в разработке). С целью развертывания восьми кораблей, способных противостоять баллистическим ракетам, к 2021 г. Япония может продолжать продвигать развертывание систем «Иджис» в других конфигурациях в будущем41. Поскольку Япония отказалась от использования американской наземной системы «Иджис», основу противоракетной обороны страны теперь составляют комплексы «Пэтриот» (Patriot, PAC-3), корабли, оснащенные установками ПРО «Иджис», и наземные радары.
41. National Defense Program Guidelines and the Mid-Term Defense Program // Ministry of Foreign Defense of Japan. URL:  https://www.mod.go.jp/en/d_act/d_policy/national.html (дата обращения: 08.09.2021).
36 Обе страны считают, что совместное участие в «междоменных» операциях, расширение возможностей альянса, повышение оперативной готовности и укрепление сотрудничества должны стать основными целями в развитии их оборонных отношений42. США и Япония крайне обеспокоены глобальным распространением ракет средней дальности и намерены совместно работать над устранением этой растущей угрозы. Усиление военной техники является ключевой мерой для укрепления альянса США и Японии, при этом США экспортируют в Японию передовую технику, такую как F-35, E-2D и V-2243.
42. 肖 晞, 樊丛维: “美日海权同盟的背景、特征及中国的战略应对” (Сяо Си, Фань Цунвэй. Предпосылки и характерные черты американо-японского альянса морской мощи и стратегический ответ Китая) // 东北亚论坛. 2020年. 第4期. 第91页.

43. 肖 晞, 樊丛维: “美日海权同盟的背景、特征及中国的战略应对” (Сяо Си, Фань Цунвэй. Предпосылки и характерные черты американо-японского альянса морской мощи и стратегический ответ Китая) // 东北亚论坛. 2020年. 第4期. 第91页.
37 В контексте общей стратегии национальной безопасности США укрепили военное сотрудничество со своими союзниками в Индо-Тихоокеанском регионе и увеличили масштабы своего военного присутствия44. Можно предвидеть, что Южная Корея, и особенно Япония, как наиболее важные военные союзники США в Северо-Восточной Азии, займут центральное место в будущей Индо-Тихоокеанской военной стратегии США.
44. 蔡鹏鸿: “美军推进“印太”海上安全战略新动向:影响与挑战” (Цай Пэнхун. Стратегия безопасности США в Индо-Тихоокеанском море: Эффекты и вызовы) // 国际展望. 2020年. 第4期. 第38页.
38

Ответ Китая

39 Будь то администрация Д. Трампа или администрация Дж. Байдена, США последовательно придерживаются стратегии сдерживания (containment) в отношении Китая. В частности, после китайско-американской торговой войны США вместе с несколькими западными союзниками45 использовали так называемые вопросы Синьцзяна и Гонконга для политических нападок и санкций против Китая, а также постоянно участвуют в военных провокациях в Тайваньском проливе, Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, ставя под сомнение территориальный суверенитет Китая. Кроме того, Конгресс США в 2021 г. принял «Акт о стратегической конкуренции» (Strategic Competition Act of 2021)46, направленный непосредственно против Китая. В связи с подъемом Китая Соединенные Штаты считают все более важным для собственной глобальной гегемонии сохранить свое доминирование в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и «АТР как приоритетный регион» (Asia-Pacific First) постепенно становится важным стратегическим направлением в глобальной стратегической схеме США47. Суждения Китая о серьезности обстановки в сфере безопасности еще более актуализировались после предпринятых США мер по укреплению своего военного присутствия и военного альянса вокруг Китая48.
45. “Фултонская речь 2.0”. Грозит ли миру новая холодная война // РИА Новости. 07.25.2020. URL: https://ria.ru/20200725/1574882289.html (дата обращения: 25.09.2021).

46. Strategic Competition Act of 2021 // the U.S. Senate Committee on Foreign Relations.05.10.2021. URL:  https://www.congress.gov/bill/117th-congress/senate-bill/1169/text (дата обращения: 08.10.2021).

47. 凌胜利: “亚太优先:美国亚太主导权战略探析” (Линь Шэнли. Азиатско-Тихоокеанский первый: Анализ американской стратегии лидерства в Азиатско-Тихоокеанском регионе) // 东北亚论坛. 2020年. 第2期. 第45 页.

48. 李岩, 达巍: “中美在亚太地区的安全矛盾: 演变与逻辑” (Ли Янь, Да Вэй. Противоречия в сфере безопасности между Китаем и США в Азиатско-Тихоокеанском регионе: Эволюция и логика) // 国际安全研究. 2020年. 第2期. 第9页.
40 Таким образом, Китай стремится иметь военный потенциал для поддержания своей суверенной безопасности и добивается баланса исключительно с ВС США в западной части Тихого океана, а не с объединенными силами Соединенных Штатов и их союзников или с глобальной военной мощью Америки49. Но очевидно, что США стали рассматривать Китай как главного стратегического соперника в мире. Администрация Дж. Байдена представила новый документ по Индо-Тихоокеанской стратегии, в котором вновь подчеркивается значение, которое США придают Индо-Тихоокеанскому региону, и констатируется усиление стратегического давления на Китай50. Все вышеперечисленное вынуждает КНР, помимо политики в области собственной стабильности и развития, уделять значительное внимание политике национальной обороны51. Более того, Китай уже активно принимает эффективные контрмеры.
49. 吕晶华, 罗曦: “冷战后中美西太平洋军力对比的发展演变” (Люй Цзинхуа, Ло Си. Эволюция баланса военной мощи Китая и США в западной части Тихоокеанского региона после холодной войны) // 美国研究. 2019 年. 第 3 期. 第95页.

50. Indo-Pacific Strategy of the United States. // Whitehouse. 11.02.2022. URL:  https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2022/02/U.S.-Indo-Pacific Strategy.pdf (дата обращения: 01.03.2022).

51. China's National Defense in the New Era. // The State Council Information Office of the People’s Republic of China. 24.07.2019. URL:  >>>> (дата обращения: 09.12.2021).
41 Так, в экономической и торговой сферах Китай стал крупным игроком в регионе. Он уже присоединился к RCEP52 и подал заявку на вступление в CPTPP53. Развитие проекта «Морской Шелковый путь XXI века» также является важной инициативой Китая по улучшению морского порядка в ИТР54.
52. RCEP为我国自贸区提升战略“踩油门”(RCEP “нажимает на газ” для нашей стратегии модернизации ЗСТ)// 中华人民共和国中央人民政府2021.08.27.URL:  >>>> (дата обращения: 08.09.2021).

53. 中国正式提出申请加入全面与进步跨太平洋伙伴关系协定(CPTPP) (Китай официально подал заявку на присоединение к Соглашению о всеобъемлющем и прогрессивном Транстихоокеанском партнерстве (CPTPP)) // Reuters. 17.12.2021. URL:  https://www.reuters.com/article/china-cptpp-0916-thur-idCNKBS2GD016 (дата обращения: 08.10.2021).

54. 肖 晞, 樊丛维: “美日海权同盟的背景、特征及中国的战略应对” (Сяо Си, Фань Цунвэй. Предпосылки и характерные черты американо-японского альянса морской мощи и стратегический ответ Китая) // 东北亚论坛. 2020年. 第4期. 第94页.
42 В ответ на китайскую стратегию «Пояс и путь» США и их союзники активно выступают за продвижение стратегии B3W (Build Back Better World) и своей Индо-Тихоокеанской экономической системы (Indo-Pacific economic framework), однако текущая ситуация свидетельствует о небольшом успехе55.
55. Автор считает, что B3W (Build Back Better World) не сможет стать альтернативой «Поясу и пути». Во-первых, инициатива «Пояс и путь» обладает преимуществами с точки зрения реализации инфраструктурных проектов. Инфраструктурные партнерства B3W не имеют механизмов координации. Во-вторых, китайские институты являются ведущей инвестиционной силой в рамках инициативы «Пояс и путь», при этом важную роль здесь играют именно государственные предприятия. Хотя соответствующие учреждения в странах G7 также могут предоставлять финансирование, в настоящее время большая часть инвестиций поступает из частного сектора, обычно менее охотно участвующего в крупных инфраструктурных проектах. Администрация Дж. Байдена также пытается создавать программы экономического сотрудничества в Индо-Тихоокеанском регионе, подобные Индо-Тихоокеанской экономической системе (Indo-Pacific economic framework), но они находятся в стадии разработки, не имеют конкретной реализации и подписанных соглашений.
43 В области мировой торговли Китай стал крупнейшим торговым партнером более чем 120 стран и регионов и продолжает привлекать глобальные инвестиции56. Это в некоторой степени делает политику «разрыва экономических связей» (US—China decoupling) США в отношении Китая несостоятельной57. Китай также осуществляет тесное сотрудничество с другими странами или группами. Примером тому может служить «25-летнее соглашение о всестороннем сотрудничестве между Китаем и Ираном»58. В целом, взаимодействие со странами Персидского залива в последние годы стало более интенсивным59.
56. 中国成120多个国家地区最大贸易伙伴, 持续吸引全球投资者 (Китай является крупнейшим торговым партнером более чем 120 стран и регионов и продолжает привлекать глобальных инвесторов.) // 中国新闻网. 19. 03. 2021. URL:  >>>> (дата обращения: 08.11.2021).

57. Автор считает, что США намерены сформировать разрыв связей с Китаем на четырех уровнях: торгово-экономическом, промышленном, финансовом и научно-техническом. В целом, значимое положение Китая в мировой экономической и торговой системе, тесная экономическая интеграция между странами, влияние эпидемии Covid-19 не позволяют США добиться отрыва от Китая в области торговли и промышленности. Однако в области финансов и техники, особенно высоких технологий (high-tech), вероятность того, что США смогут осуществить этот отрыв, остается высокой, и это потребует от КНР внесения изменений в свою научно-техническую политику и стратегию. Учитывая экономические успехи Китая, можно говорить о несостоятельности стратегии «декаплинга» США.

58. China, With $400 Billion Iran Deal, Could Deepen Influence in Mideast. // The New York Times . 29.03.2021. URL:  https://www.nytimes.com/2021/03/27/world/middleeast/chinairandeal.html?_ga=2.222682651.1458780909.16389843381556230879.1638984338 (дата обращения: 08.10.2021).

59. 中国中东贸易合作前景可期(Перспективы торгового сотрудничества между Китаем и Ближним Востоком многообещающие) // 中国贸易报. 05. 01. 2021. URL:  http://shanghaibiz.sh-itc.net/article/dwjjyw/202101/1507336_1.html (дата обращения: 10.03.2022).
44 В военной сфере, в свою очередь, ведется последовательная модернизация ВМС. С одной стороны, это укрепляет возможности КНР по защите национального суверенитета и территориальной безопасности и является эффективным ответом на угрозу американо-японского военного союза. С другой стороны, на благо стабильности и мира в регионе может послужить развитие морской торговли, стимулирование региональной экономической взаимозависимости, удовлетворение экономических интересов США и Японии и других стран, а также сокращение стратегического потенциала американо-японского военно-морского союза против Китая60. Чтобы оперативно реагировать на все более острую морскую военную конкуренцию, не отставать от темпов реформирования ВМФ США и других стран, внедрять инновации в военное дело с китайской спецификой, КНР необходимо развивать исследования в области военной передовой науки и техники, включая изучение искусственного интеллекта, квантовой информации, больших данных и облачных технологий. Это всецело будет способствовать скорейшему формированию благоприятной для Китая позиции в изменяющейся модели международной системы безопасности61.
60. 肖 晞, 樊丛维: “美日海权同盟的背景、特征及中国的战略应对”(Сяо Си, Фань Цунвэй. Предпосылки и характерные черты американо-японского альянса морской мощи и стратегический ответ Китая) // 东北亚论坛. 2020年. 第4期. 第96页.

61. 蔡鹏鸿: “美军推进“印太”海上安全战略新动向:影响与挑战” (Цай Пэнхун. Стратегия безопасности США в Индо-Тихоокеанском море: Эффекты и вызовы) // 国际展望. 2020年. 第4期. 第41页.
45

Внешнеполитическая стратегия

46 В связи с планами США по окружению Китая в рамках Индо-Тихоокеанской стратегии активное сближение КНР и России не может не волновать руководство Соединенных Штатов. Китайско-российское военное сотрудничество и учения, такие как «Морское взаимодействие-2021»62, в определенной степени являются ответом на Индо-Тихоокеанскую стратегию США. Совместное пересечение пролива Цугару российскими и китайскими военными кораблями в октябре 2021 г. также является стратегическим сдерживающим фактором для военного альянса США и Японии63.
62. В Японском море стартовали российско-китайские учения // РИА Новости. 10.04.2021. URL:  >>>> (дата обращения: 10.10.2021).

63. 中俄海军联合编队穿越航行,日本从未感到如此不安. (Япония еще никогда не чувствовала себя так беспокойно, когда совместное российско-китайское военно-морское соединение проплывало мимо) // 新华网27.10.2021.URL:  >>>> (дата обращения: 08.11.2021).
47 Помимо стратегической близости к России на суше Китай подчеркивает важность стратегического взаимодействия со странами региона с целью ослабления военного давления, оказываемого на КНР Соединенными Штатами. Китай поддерживает тесное сотрудничество как со странами ШОС, так и со странами АСЕАН. Даже в случае с Афганистаном он постарается сделать так, чтобы на его западном направлении было сосредоточено как можно меньше террористической угрозы. При этом Китай, безусловно, осторожно налаживает контакты с режимом талибов и пытается максимально стабилизировать хаотичную ситуацию в Афганистане после вывода войск США.
48 По мере того как интересы Китая расширяются в глобальном масштабе, а НОАК становится все более способной к обеспечению своего присутствия по всей планете, вполне возможно, что Китай и США найдут точки соприкосновения интересов в более широком международном контексте, тем самым освободившись от геостратегических оков Восточной Азии и ослабив конфронтационный характер отношений между своими вооруженными силами64. Но возможно и другое развитие событий, когда вооруженные силы Китая и США будут втянуты в больший конфликт по мере возникновения новых противоречий. Нестабильные отношения между США и Китаем привели к снижению готовности к сотрудничеству и повышению риска конфликта. С увеличением интенсивности взаимодействия США и Китая в западной части Тихого океана, риск морских и воздушных столкновений между военнослужащими обеих стран также возрастает, поэтому важно использовать каналы сотрудничества для продвижения мер по укреплению доверия, построения и введения в практику механизмов управления рисками, предотвращения и регулирования кризисов65. В долгосрочной перспективе успехи США и Китая в создании новой и стабильной основы для своих отношений во многом будут зависеть от того, смогут ли США объективно и рационально взглянуть на подъем Китая и развитие системы политического мироустройства, и в целом от того, сможет ли Америка разработать разумную, рациональную и осуществимую стратегию в отношении КНР66.
64. 姚云竹: “中美军事关系:从准同盟到竞争对手?” (Яо Юньчжу. Китайско-американские военные отношения: От квазиальянса к конкуренции?) // 美国研究. 2019 年. 第 2 期. 第 17页.

65. 吴心伯: “拜登执政与中美战略竞争走向” (У Синьбо. Стратегическое соперничество между Китаем и США при администрации Байдена) // 国际问题研究. 2021 年. 第 2 期.第 43页.

66. 吴心伯: “拜登执政与中美战略竞争走向” (У Синьбо. Стратегическое соперничество между Китаем и США при администрации Байдена) // 国际问题研究. 2021 年. 第 2 期. 第 48页.
49 ***
50 После Второй мировой войны Соединенные Штаты влияли на систему безопасности в Северо-Восточной Азии через свой военный союз с Японией и Южной Кореей. Международная ситуация, политическая и экономическая обстановка в Северо-Восточной Азии коренным образом изменилась с начала XXI в.: Китай, Япония и Южная Корея достигли экономического роста и больших успехов в восстановлении страны. Китайско-японские и китайско-корейские отношения значительно развиваются по сравнению с конфронтацией времен холодной войны, российско-японские и российско-корейские отношения имеют схожие характеристики. Однако в силу исторического наследия, такого как проблема Корейского полуострова и Тайваня, военный союз США с Японией и Южной Кореей принципиально не изменился.
51 С подъемом Китая и изменением политического ландшафта мира США под руководством администрации Б. Обамы не сразу, но все же начали увеличивать свои военные ресурсы и инвестиции в Азиатско-Тихоокеанский регион. Затем, во время администрации Д. Трампа, США изменили командную структуру своих вооруженных сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе и укрепили свое военное присутствие в Японии и Южной Корее посредством реализации Индо-Тихоокеанской стратегии. Однако администрация Дж. Байдена не остановилась на достигнутом и продолжила развитие идеологических концепций, которые неизбежно повысят геополитические риски в регионе и окажут глубокое влияние на политическую обстановку и безопасность в ИТР.
52 В Северо-Восточной Азии сложилась типичная китайско-американская дихотомия власти, и в этой обстановке Индо-Тихоокеанская стратегия США, имеющая весьма целенаправленный военный характер, может еще больше усложнить проблемы Корейского полуострова, Тайваня и островов Дяоюйдао, тем самым увеличивая риск военного конфликта в регионе. Идея о том, что США стремятся максимизировать выгоды на политическом уровне за счет увеличения военного риска, чрезвычайно опасна.
53 Индо-Тихоокеанская стратегия США является продуктом политического соперничества между США и Китаем на данном этапе, последствия ее реализации в военной сфере постепенно проявляются в некоторых регионах. Однако общая эффективность стратегии и ее дальнейшее развитие будут зависеть от увеличения роли Китая на международной арене и дальнейшей судьбы американо-китайских отношений.

References

1. A free and open Indo-Pacific: Advancing a Shared Vision. U.S. Department of state. 04.11.2019. URL: https://www.state.gov/wp-content/uploads/2019/11/Free-and-Open-Indo-Pacific-4Nov2019.pdf (accessed: 14.09.2021).

2. Adaptive Commands:Maintaining peace and security in a changing world // Indo-Pacific Defense Forum. July 30, 2018. URL:https://ipdefenseforum.com/2018/07/adaptive-commands/ (accessed:08.10.2021).

3. Benefits and Costs Associated with the U.S. Military Presence in Japan and South Korea // United States Government Accountability Office. March, 2021. URL: https://www.gao.gov/assets/gao-21–270.pdf (accessed: 08.10.2021).

4. China's National Defense in the New Era // The State Council Information Office of the People’s Republic of China. 24.07.2019. URL: http://www.scio.gov.cn/ztk/dtzt/39912/41132/41134/Document/1660337/1660337.htm (accessed: 09.12.2021).

5. Global Britain in a competitive age. The Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy // UK Government. 2021. URL: https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/975077/Global_Britain_in_a_Competitive_Agethe_Integrated_Review_of_Security__Defence__Development_and_Foreign_Policy.pdf (accessed: 08.10.2021)

6. Indo-Pacific Strategy of the United States. // Whitehouse. 11.02.2022. URL: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2022/02/U.S.-Indo-Pacific Strategy.pdf (accessed: 01.03.2022).

7. Indo-Pacific Strategy Report: Preparedness, Partnerships, and Promoting a Networked Region // U.S. Department of Defense. 06.01.2019. URL:https://media.defense.gov/2019/Jul/01/2002152311/-1/-1/1/DEPARTMENT-OF-DEFENSE-INDO-PACIFIC-STRATEGY-REPORT-2019.PDF (accessed: 14.09.2021).

8. Japan-U.S. Security Treaty // Ministry of Foreign Affairs of Japan. URL: https://www.mofa.go.jp/region/n-america/us/q&a/ref/1.html (accessed: 08.09.2021).

9. Joint Leaders Statement on AUKUS // Whitehouse. September 15, 2021. URL: https://web.archive.org/web/20210916023441/https://www.whitehouse.gov/briefing-room/statements-releases/2021/09/15/joint-leaders-statement-on-aukus/ (accessed: 10.10.2021).

10. Korea tour normalization // 07.27.2010. URL: https://www.army.mil. (accessed: 08.07.2021).

11. Mutual Defense Treaty Between the United States and the Republic of Korea // Lillian Goldman Law Library. URL: https://avalon.law.yale.edu/20th_century/kor001.asp (accessed: 08.12.2021)

12. National Defense Program Guidelines and the Mid-Term Defense Program// Ministry of Foreign Defense of Japan. URL: https://www.mod.go.jp/en/d_act/d_policy/national.html (accessed: 08.09.2021).

13. Pacific Command Change Highlights Growing Importance of Indian Ocean Area // U.S. Department of defense. May 30, 2018. URL: https://www.defense.gov/Explore/News/Article/Article/1535808/pacific-command- change-highlights-growing-importance-of-indian-ocean-area/ (accessed: 08.09.2021).

14. Pacific Deterrence Initiative // Office of the Under Secretary of Defense. May 2021.

15. URL:https://comptroller.defense.gov/Portals/45/Documents/defbudget/FY2022/fy2022_Pacific_Deterrence_Initiative.pdf (accessed: 08.09.2021).

16. Rudd K. The Convenient Rewriting of the History of the ‘Quad’. Nikkei Asia, 03.26.2019. URL:Available at: https://asia.nikkei.com/Opinion/The-Convenient-Rewriting-of-the-History-of-the-Quad (accessed: 08.10.2021).

17. Strategic Competition Act of 2021 // The U.S. Senate Committee on Foreign Relations. 05.10.2021. URL: https://www.congress.gov/bill/117th-congress/senate-bill/1169/text (accessed: 08.10.2021).

18. Strel'tsov D. Indo-Tikhookeanskiy region kak novaya real'nost' global'noy sistemy mezhdunarodnykh otnosheniy (The Indo-Pacific region as a new reality of the global system of international relations) // Mezhdunarodnaya zhizn'. 2018. No. 8. (In Russ.)

19. Tellis A. Waylaid by Contradictions: Evaluating Trump’s Indo-Pacific Strategy // The Washington Quarterly. 2020. Vol.43. No. 4. P.123–154.

20. Vergu D. Multi-domain Operations Rely on Partnerships to Succeed // U.S. Department of Defense. 12.02.2019. URL: https://www.defense.gov/explore/story/Article/1755520/multidomain-operations-rely-on-partnerships-to-succeed/ (accessed: 08.12.2021).

21. 蔡鹏鸿: “美军推进“印太”海上安全战略新动向:影响与挑战” (Cai Penghong. U.S. Indo-Pacific Maritime Security Strategy: Effects and Challenges) // 国际展望. 2020年. 第4期. (In Chin.)

22. 李岩, 达巍: “中美在亚太地区的安全矛盾: 演变与逻辑” (Li Yan, Da Wei. China-US Security Contradictions in the Asia-Pacific Region: Evolution and Logic) // 国际安全研究. 2020年. 第2期. (In Chin.)

23. 梁立昌: “新时期韩美同盟政策纷争、同盟协调、关系调整及其影响”(Liang Lichang. Policy Dispute, Alliance Coordination, Relationship Adjustment and Its Influence of ROK-US Alliance in New Period) // 当代韩国. 2020年. 第3期. (In Chin.)

24. 凌胜利: “亚太优先:美国亚太主导权战略探析” (Ling Shengli. Asia-Pacific First:Analysis of American Asia-Pacific Leadership Strategy) // 东北亚论坛. 2020年. 第2期. (In Chin.)

25. 刘宗义: “美国的全球战略枢纽建设及其影响”(Liu Zongyi. Geostrategic Pivots and U.S. Hegemony: Implications in the Asia-Pacific Region) // 国际展望. 2020年. 第4期. (In Chin.)

26. 吕晶华, 罗曦: “冷战后中美西太平洋军力对比的发展演变” (Lyu Jinghua, Luo Xi. The Evolution of China-U.S. Balance of Military Power in the Post-Cold War Western Pacific Region) // 美国研究. 2019 年. 第 3 期. (In Chin.)

27. 美国在亚太地区的军力报告(2020) (Report on U.S. Military Power in the Asia-Pacific Region (2020)) // 中国南海研究院. 2020. C. 49. URL:http://www.nanhai.org.cn/uploads/file/20200623/jlbg.pdf (accessed: 08.09. 2021). (In Chin.)

28. 宋文志: “体系压力、威胁认知与韩国在中美之间的战略选择” (Song Wenzhi. Sources of Threats, Threat Awareness, and ROK's Strategic Choice Between China and the U.S.) // 东北亚论坛. 2019年. 第4期. (In Chin.)

29. 王振宇: “对冲与制衡:日本印太战略的地缘政治逻辑与制约因素” (Wang Zhenyu. Hedge and Balance: the Geopolitical Logic and Restrictive Factors of Japan's "Indo-Pacific Strategy") // 日本研究. 2021 年. 第 1 期. (In Chin.)

30. 吴心伯: “拜登执政与中美战略竞争走向” (Wu Xinbo. China-US Strategic Competition under the Biden Administration) // 国际问题研究. 2021 年. 第 2 期. (In Chin.)

31. 肖 晞, 樊丛维: “美日海权同盟的背景、特征及中国的战略应对” (Xiao Xi, Fan Congwei. The Background and Characteristics of the US-Japan Maritime Power Alliance and China's Strategic Response) // 东北亚论坛. 2020年. 第4期. (In Chin.)

32. 姚云竹: “中美军事关系:从准同盟到竞争对手?” (Yao Yunzhu. China-U. S. Military Relations: From Quasi-Alliance to Competition?) // 美国研究. 2019 年. 第 2 期. (In Chin.)

Comments

No posts found

Write a review
Translate