The PLA's expeditionary potential in the context of Chinese Military strategy in the New Era
Table of contents
Share
QR
Metrics
The PLA's expeditionary potential in the context of Chinese Military strategy in the New Era
Annotation
PII
S013128120017721-4-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Maxim Nikulin 
Occupation: Assistant Professor, Department of theory and history of international relations
Affiliation: Peoples' Friendship University of Russia
Address: 6, Miklukho-Maklaya str., Moscow, 117198, Russian Federation
Ivan Dubrovskiy
Occupation: Applicant at the Department of theory and history of international relations
Affiliation: Peoples' Friendship University of Russia
Address: 6, Miklukho-Maklaya str., Moscow, 117198, Russian Federation
Wen Ma
Occupation: Applicant at the Department of theory and history of international relations
Affiliation: Peoples' Friendship University of Russia
Address: 6, Miklukho-Maklaya str., Moscow, 117198, Russian Federation
Jixin Wu
Occupation: Applicant at the Department of theory and history of international relations
Affiliation: Peoples' Friendship University of Russia
Address: 6, Miklukho-Maklaya str., Moscow, 117198, Russian Federation
Edition
Pages
105-119
Abstract

The sustained economic development of China with integration into the world economy and the implementation of macro-regional initiatives that go beyond the traditional localization of Chinese national interests have revealed the need to expand the capabilities of the People's Liberation Army of China. Along with the creation of a strong army, China is actively building up its expeditionary potential. Such kind of military potential allows to project power into strategically important zones. The proposed article is devoted to identifying indicators of increasing the ability of the Chinese armed forces to operate outside China's borders in the «New era». The hypothesis of the study is that China is currently entering an era of development of forces capable of operating around the world, providing military protection to China's expanding global economic and political interests. In the article, the authors rely on a systematic approach that allows us to identify and analyze the main structural characteristics of the PLA’s expeditionary potential at three levels: strategic, operational and tactical. The article analyzes military doctrines, concepts of the use of the PLA and the command structure. Special attention is also paid to the peculiarities of Chinese foreign operations and the logistical capabilities of the PLA to project its power in geographical spaces far away from the Chinese territory. The authors conclude that the PLA's expeditionary potential is becoming an increasingly popular means to achieve broad political and economic goals on a global scale. The increase in naval and air power projection facilities with an emphasis on the creation of competent ground units in this plane increases the mobility of the PLA to perform specific tasks. The military-civilian integration makes it possible to fill the lack of delivery vehicles and team sites.

Keywords
Chinese foreign policy, PLA, Chinese military potential, the People’s Liberation Army Navy, the People's Liberation Army Air Force, overseas interests, military operations other than war, strategic strong point model
Received
06.11.2021
Date of publication
16.12.2021
Number of purchasers
1
Views
461
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 На современном этапе развития мирополитической системы возросшее участие Китая в международных отношениях отражает готовность руководства КНР использовать экономическое и политическое влияние страны для формирования международной безопасности. Но возможность этого, по крайней мере, частично зависит от поддержания сильной армии, которая будет способна одинаково эффективно защищать китайские национальные интересы, в какой бы точке пространства они ни локализировались. В связи с этим изменилось и видение участия Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в защите национальных интересов КНР за рубежом, что требует повышения ее возможностей гибкого развертывания и устойчивого военного присутствия.
2 В статье анализируются индикаторы повышения способности китайских вооруженных сил действовать за пределами границ Китая в «новую эпоху». В настоящее время Китай вступает в эпоху развития вооруженных сил, способных действовать по всему миру, обеспечивая военную защиту расширяющихся китайских экономических и политических интересов. Авторы опираются на системный подход, который позволяет выделить и проанализировать основные структурные характеристики экспедиционного потенциала НОАК на трех уровнях: стратегическом, оперативном и тактическом. В исследовании предлагаются следующие индикаторы развития экспедиционных возможностей НОАК: обогащение доктринальных основ НОАК концепциями «локальной войны» и «военно-гражданской интеграции» (стратегический уровень), создание централизованной системы командования и управления (оперативный уровень), создание экспедиционных сухопутных подразделений, воздушных и военно-морских средств доставки, а также пунктов материально-технического обеспечения с апробацией новых возможностей при проведении международно-значимых миссий (тактический уровень).
3 Целесообразно обратиться к толкованию самого понятия «экспедиционный» в мировом и китайском дискурсах. В качестве авторитетного источника выступают документы ВС США как «единственной страны, обладающей военным присутствием практически в каждом регионе мира»1. Военная доктрина США определяет экспедиционные возможности как «способность оперативно развертывать общевойсковые части по всему миру. При этом в момент проведения операции требуется способность быстро развертывать подразделения, быстро формировать благоприятные условия, использовать успех и закреплять тактические достижения»2.
1. Никулин М.А. У истоков американской гегемонии: планирование глобального военного развертывания США (1943–1945 гг.) // Власть. 2020. №2. С. 260.

2. U.S. Army Doctrine Reference Publication 3-0, Unified Land Operations. Washington, DC: Headquarters Department of the Army, 2016. P. 1–10.
4 Определение НОАК отличается от американского подхода и продолжает развиваться вслед за дебатами о том, как подходить к зарубежным операциям3. Словарь НОАК 2011 г. определяет стратегическую доставку (战略投送), наиболее близкий термин к понятию «экспедиционный», как «всестороннее использование всех видов военного транспорта и подразделений для доставки военной силы в боевую или кризисную ситуацию в целях достижения стратегической цели»4.
3. 张静, 张智慧, 周江寿: 中美港口建设贯彻国防要求对标分析 (Чжан Цзин, Чжан Чжихуэй, Чжоу Цзяншоу. Сравнительный анализ китайской и американской стратегии строительства портов с точки зрения эффективности удовлетворения потребностям национальной обороны) // Journal of Military Transportation University. 2019. Vol. 21. No. 4. P. 24-41.

4. 中国人民解放军军语 (Военная терминология Народно-освободительной армии Китая) /全军军事术语管理委员会 (Общевойсковой комитет по управлению военной терминологией). 北京: 国防大学出版社, 2011. P. 58.
5 Несмотря на схожесть терминов сравнения в данном случае неуместны, поскольку речь идет о странах с разной стратегической культурой5, занимающих различные позиции в современном миропорядке6. Китайское определение дает возможность выявить специфику подхода КНР к экспедиционным возможностям. Он предусматривает, что военная мощь прежде всего будет использоваться в кризисной или конфликтной ситуации для достижения стратегической цели. Это отражает политический характер отправки сил НОАК за границу, особенно с учетом принципа невмешательства Китая7. Кроме того, определение охватывает как внутреннюю, так и международную деятельность, включая многочисленные внутренние и региональные аспекты.
5. Johnston A.I. Cultural Realism: Strategic Culture and Grand Strategy in Chinese History. Princeton: Princeton University Press, 1996. 308 p.

6. Дегтерев Д.А., Рамич М.С., Цвык А.В. США — КНР: «властный транзит» и контуры «конфликтной биполярности» // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2021. Т. 21. No 2. С. 215–217.

7. Грачиков Е.Н. Китайская школа международных отношений: на пути к большим теориям: Монография. М.: Издательство «Аспект Пресс», 2021. С. 231.
6 Из анализа понятий «экспедиционных возможностей» следует, что экспедиционный потенциал как объект изучения имеет сложную природу. Он является производным не столько материально-технического оснащения ВС, сколько результатом осмысления специфики угроз внешней среды и следующих за этим изменений в доктрине применения ВС, институциональной структуры ВС и в тактических нововведениях. С целью выявления актуального состояния экспедиционного потенциала НОАК авторы проанализируют риски и угрозы, которые выделяют китайские руководители в качестве значимых при планировании военной стратегии.
7

Зарубежные интересы Китая в эпоху новых миссий НОАК

8 Для определения траектории развития экспедиционных возможностей НОАК как узко ориентированного инструмента необходимо выявить спектр угроз, на устранение которых КНР ориентирует свои ВС. В связи с турбулентностью мирополитической системы наибольшее количество проблем, выступающих вызовом для развития военной стратегии, возникает на региональном уровне8.
8. Виноградов А.В. “Однополярная Азия”: китайский региональный порядок // Мировая экономика и международные отношения. 2021. Т. 65. № 3. С. 29.
9 Однако наибольшее значение в качестве фактора, влияющего на развитие экспедиционного потенциала, представляет осмысление китайским руководством угроз в «зонах зарубежных интересов» (海外利益攸关区). Зарубежные интересы Китая неуклонно росли с конца 1990х гг., когда Цзян Цзэминь начал стратегию «выхода вовне» (走出去), поощрявшую освоение международных рынков китайскими предприятиями и фирмами9. Это изменило внешнеэкономическую модель, которая с опоры на экспорт стала переходить к увеличению активов в транснациональных компаниях для получения доступа к зарубежным природным ресурсам и вложения в непроизводительные отрасли экономики, в первую очередь, в инфраструктуру.
9. Full Text of Jiang Zemin’s Report at the 16th Party Congress /PRC State Council Information Office. November 17, 2002. URL: >>>> (accessed: 04.11.2021).
10 Интеграция Китая в глобальные производственные цепочки усилила его зависимость от международных морских путей10. Примерно 85% импорта нефти11 и 90% торговли12 в Китай проходит через Индийский океан, где наиболее уязвимыми местами выступают морские проливы, получившие в научном сообществе названия «бутылочных горлышек» (chokepoints)13. В 2004 г. председатель КНР Ху Цзиньтао объявил о «новых исторических миссиях», которые привели к первым шагам НОАК по развитию экспедиционных возможностей для поддержки военных операций за пределами Восточной Азии14. А уже в Белой книге по обороне 2013 г. «зарубежные интересы стали неотъемлемой составляющей национальных интересов Китая», что осталось неизменным и до настоящего момента15.
10. Mulvenon, J. Chairman Hu and the PLA’s ‘New Historic Missions // China Leadership Monitor. 2009. № 29. P. 1-11.

11. Statistical Review of World Energy 2021. 70th edition /BP. 8 July 2021. URL: >>>> (accessed: 04.11.2021).

12. The Expanding Scope of PLA Activities and the PLA Strategy. China Security Report 2016 // National Institute for Defense Studies. 2016. P. 8–9.

13. Лебедева Н.Б. Индийский океан: вызовы XXI в. и Индия (очерки международных отношений) /отв. ред. Т.Л. Шаумян. М.: ИВ РАН, 2018. С. 475.

14. 履行新世纪新阶段军队历史使命 (Реализация исторической миссии армии на новом этапе новой эпохи) // 知史明道. 29.06.2021. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).

15. 2013年中华人民共和国国防白皮书 (Белая книга Китайской Народной Республики по национальной обороне за 2013 год) /中华人民共和国国务院新闻办公室. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).
11 Интенсификация экономического вовлечения Китая в зарубежные проекты связана с провозглашением инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП). На реализацию проектов по данной инициативе с 2013 по 2020 гг. Китай направил более 819 млрд долл. США прямых инвестиций в более чем 30 тыс. фирм в 164 странах мира. Среди них 43,1% ПИИ приходится на проекты, находящиеся за пределами макрорегиона Большой Восточной Азии16. Кроме капиталовложений ОПОП также стимулирует миграцию трудовой силы из Китая в страны-партнеры по инициативе. На 2019 г. количество граждан КНР, работающих за рубежом, составило 5,5 млн17.
16. China Belt and Road Initiative (BRI) Investment Report 2020 /Green Finance & Development Center. January 21, 2021. URL: >>>> 04.11.2021).

17. 李庆四, 陈春雨: 试析中国的海外港链基地战略 (Ли Цинси, Чэнь Чунью. Анализ Стратегии Китая, основанной на зарубежных портовых цепочках) // 区域与全球发展. 2019. № 2. С. 125.
12 Таким образом, расширение спектра угроз, а также их специфика, связанная с географической удаленностью зон национальных интересов Китая от его территории, повлияли на процесс функциональной модификации НОАК для ответа на новые вызовы. При этом «новые исторические миссии», нацеленные на предотвращение этих угроз, дают НОАК политическое обоснование для разработки новых возможностей и военной доктрины для их использования.
13

Осмысление экспедиционного потенциала НОАК на стратегическом уровне

14 Свод руководящих принципов, в соответствии с которыми в настоящее время действует НОАК, был издан в 1993 г. и известен как «Военно-стратегические руководящие принципы на новый период». В них наиболее вероятный тип будущей войны охарактеризован как «локальные войны в современных высокотехнологичных условиях»18. К 2004 г. Центральный военный совет КПК (ЦВС) официально заменил «локальную войну в условиях высоких технологий» на «локальную войну в условиях современной информатизации»19, чтобы справиться с меняющимися характеристиками ведения боевых действий в настоящем и будущем. При этом базисом военной стратегии Китая остается принцип «активной обороны» и «народной войны».
18. 江泽民文选. 第3卷 (Избранные произведения Цзян Цзэминя. Т. 3). 北京: 人民出版社. 2006. P. 102.

19. 寿晓松: 战略学 (Шу Сяосун. Наука о военной стратегии). 北京: 军事科学出版社. 2013. С. 206.
15 Военная стратегия Китая основана на активной обороне, концепции, которая понимается как совокупность трех принципов: обороны, самозащиты и нанесения ответных ударов. В политическом дискурсе в этой связи утвердилось образное обозначение данного принципа: «мы не будем атаковать, если на нас не нападут, но если нападение произойдет, мы в долгу не останемся» (人若犯我,我必犯人). Таким образом, данная стратегия сочетает стратегическую оборону с оперативным и тактическим наступлением с захватом инициативы. Этот аспект подчеркивает эффективное использование наступательных действий, при которых следует избегать сильных сторон противника и концентрироваться на создании асимметричных преимуществ, чтобы «превратить то, что уступает, в то, что превосходит»20.
20. Cordesman, A.H., Kendall, J. Chinese Strategy and Military Modernization in 2017: A Comparative Analysis // Center of Strategic and International Studies. January 12, 2017. P. 39.
16 Если раньше доктрина «активной обороны» относилась к крупномасштабной войне, то на данном этапе стратегия предполагает ряд следующих особенностей: готовность вооруженных сил захватить и удерживать инициативу, при этом не стремясь к захвату территории; способность ВС к активным маневрам в условиях «локальной войны» (局部战争)21. Концепция «локальной войны», с одной стороны, указывает на возросшую материальную и технологическую основу войны; с другой, акцентирует внимание на том, что война контролируется в пределах локального диапазона, где пространство боевых действий, средства ведения войны, а также время ограничены. С 2015 г. угроза локальных войн усиливается уточнением, что они могут протекать в рамках небольших сражений (小战), что имплицитно содержит в себе посыл на повышение мобильности задействованных в них соединений, а также усиление координации между видами вооруженных сил22. В последние годы председатель КНР Си Цзиньпин и высокопоставленные военные руководители продолжают подчеркивать необходимость повышения боевой готовности НОАК, чтобы она могла «сражаться и побеждать в локальных войнах»23.
21. 2019年《新时代的中国国防》白皮书 (Белая книга 2019 г. «Национальная оборона Китая в новую эпоху») /中华人民共和国国务院新闻办公室. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).

22. Fravel, T.M. Shifts in Warfare and Party Unity: Explaining China’s Changes in Military Strategy // International Security. Winter 2017–2018. Vol. 42. No. 3. P. 79–80.

23. 庆祝中华人民共和国成立70周年大会隆重举行天安门广场举行盛大阅兵和群众游行习近平发 表重要讲话并检阅受阅部队 (Мероприятия по случаю 70-летия основания КНР прошли торжественно. На площади Тяньаньмэнь состоялся грандиозный военный парад и массовые празднества. Си Цзиньпин выступил с важной речью и провел смотр войск) // 新华社. 01.10.2019. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).
17 Этот акцент привел к новому осмыслению концепции «народной войны» (人民战争), которая была центральной до 1986 г. При Мао Цзэдуне она подразумевала неизбежность новой мировой войны, которую предлагалось вести в глубине своей территории, с широким применением тактики партизанской войны24. На настоящем этапе прочтение данной концепции изменилось: посыл всеобщей мобилизации для ведения затяжной войны уступил место курсу на «военно-гражданскую интеграцию» (军民融合). Китайский исследователь военно-стратегической мысли современного Китая Лю Вэй, подчеркивая эволюционную преемственность этих концепций, предложил интерпретировать последнюю как «новый тип народной войны» (新型人民战争)25. На практике эта концепция легитимизирует использование гражданских материальных средств и персонала для вспомогательных и логистических функций НОАК. Данный подход имеет большой потенциал для усиления экспедиционных возможностей НОАК с учетом принятого в 2016 г. Закона «О коммуникациях оборонного назначения», в соответствии с которым «планирование, строительство, управление и использование ресурсов в таких областях транспорта, как железные дороги, автомобильные дороги, водные пути, авиация, трубопроводы и порты», должны координироваться с военными властями. Также он предписывает гражданским предприятиям оказывать помощь в обслуживании техники и восстановлении экипажей ВМС и ВВС НОАК, осуществляющих военные операции по защите национальных интересов за рубежом26.
24. Godwin, P.H B. Chinese Military Strategy Revisited: Local and Limited War // The Annals of the American Academy of Political and Social Science. 1992. No. 519. P. 191–201.

25. 刘威: 新形势下军民融合是人民战争思想的创新发展 (Лю Вэй. В новой обстановке военно-гражданская интеграция является инновационным развитием идеи народной войны) // 社会科学. 2016. № 12. С. 12-32.

26. 中华人民共和国国防交通法 (Закон КНР «О коммуникациях оборонного назначения») /全国人民代表大会常务委员会. 03.09.2016. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).
18 Исходя из стратегической цели «новой эпохи» — защищать расширяющиеся интересы КНР, которые теперь охватывают отдаленные от нее районы — доктринальные основы получили новое прочтение, а стратегические установки к видам ВС НОАК обогатились новым содержанием. Лейтмотивом проходит необходимость достижения интеграции между видами ВС и даже между армией и обществом. В связи с этим целесообразно проанализировать основные компоненты современной НОАК, предоставляющие возможность развертывать собственные силы за пределами национальных границ.
19

Оперативный уровень экспедиционных возможностей НОАК

20 Если стратегические установки имеют в основном статичный характер и под влиянием конъюнктуры исторического момента подвергается изменениям лишь их трактовка, то оперативные подходы изменяются по мере достижения стратегических целей. Реформа НОАК 2015–2016 гг. проходила в духе достижения принципа «общее управление ЦВС» (军委管总), что выразилось в централизации китайской системы командования и управления27. На практике это привело к созданию интегрированной системы командования, которая была воплощена в виде Объединенного штаба ЦВС КПК.
27. 中央军委关于深化国防和军队改革的意见 (Мнение Центрального военного совета КПК по углублению национальной обороны и реформы армии) // ИА Синьхуа. 01.01.2016. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).
21 Объединенный штаб ЦВС (ОШ) состоит из руководителей всех видов ВС и в максимальной мере освобожден от хозяйственных функций, которые были у Генштаба НОАК28. На этот орган возложены задачи осуществлять на межвидовой основе оперативное (боевое) планирование и управление войсками; разрабатывать военную стратегию; организовывать единую систему подготовки личного состава и управлять ею29.
28. Каменов П.Б. КНР: военная политика в начале XXI века: монография. М.: ИДВ РАН, 2019. С. 147–148.

29. Кокошин А.А. Военная реформа в КНР: военно-стратегические, политические и организационно-управленческие аспекты // РСМД. 10.01.2017. URL: >>>> обращения: 04.11.2021).
22 Позднее, в марте 2016 г. при Оперативном управлении ОШ ЦВС КПК появился Отдел зарубежных операций. Его основные функции включают координацию операций НОАК за рубежом, среди которых пресс-секретарь Министерства национальной обороны Ян Юйцзюнь выделил миротворческие миссии, операции сопровождения за рубежом и др.30. Появление данного органа сигнализирует о том, что ЦВС освободил НОАК от межведомственных бюрократических препон для осуществления зарубежных акций, требующих интегрального, скоординированного руководства и оперативного управления.
30. 中央军委联合参谋部作战局成立海外行动处 (Оперативное управление Объединенного штаба Центральной военной комиссии создало Отдел зарубежных операций) /解放军报. 31.03.2021. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).
23 Каркас институционального механизма, наиболее удобного для экспедиционных миссий, дополняет созданный в 2016 г. отдельный вид вооруженных сил. Силы стратегической поддержки (ССП) ЦВС ориентированы на выполнение масштабной задачи «поддержания обстановки на поле боя» (战场环境保障). Желаемым результатом деятельности ССП в условиях межвидовой операции выступает создание автоматизированной системы управления, связи, наблюдения, сбора информации и разведки (C. 4ISR)31. Это необходимый компонент для поддержки всех типов удаленных операций.
31. Costello, J., McReynolds, J. China’s Strategic Support Force: A Force for a New Era // China Strategic Perspectives, No. 13. Washington: National Defense University Press, 2018. P. 7.
24 Наконец, завершающим штрихом в организационной структуре пореформенной НОАК, оптимизирующим защиту «зарубежных интересов», стали Объединенные силы материально-технической поддержки ЦВС, созданные в сентябре 2016 г. Они напрямую подотчетны ЦВС и представляют собой самостоятельный вид вооруженных сил, что подчеркивает их значимость32. Объединенные силы материально-технического обеспечения отвечают за капитальное строительство и закупки топлива, строительных материалов, продовольствия и т.д.
32. McCauley K. Modernization of PLA Logistics: Joint Logistic Support Force // Testimony before the U.S.-China Economic and Security Review Commission. 15.02.2018. P. 5-6.
25 Таким образом, в ходе военной реформы на оперативном уровне были созданы административно-командные и организационные условия, необходимые для планирования, реализации и координации экспедиционных операций.
26

Тактический уровень экспедиционных возможностей НОАК

27 Сердцем оперативного искусства выступает военная операция. Однако проведение экспедиционных операций требует решения ряда специфических тактических задач, связанных с воплощением на практике «интегрированных операций» из сводных подразделений Сухопутных войск, ВМС, ВВС, ССП и Сил материально-технической поддержки. Тактика проведения любого рода операции связана со спецификой решаемой задачи.
28 В стратегии НОАК военные операции делятся на два вида: военные и невоенные. Они могут быть концептуально сгруппированы в четыре широких категории: пограничные операции, операции в ближнем море, операции в совместной зоне ответственности нескольких оперативно стратегических районов (операции «ОСР+»), операции в дальних морях (см. табл. 1). Операции ОСР+ в основном находятся в географической зоне ответственности одного командования оперативно-стратегического района, но либо требуют значительных средств, не находящихся под контролем командующего ОСР, либо вспомогательных операций, которые проводятся за пределами этой зоны ответственности33.
33. Saunders, P.C. Beyond Borders: PLA Command and Control of Overseas Operations // NDU Strategic Forum. July 2020. No. 306. P. 3.
29 Таблица 1
30 Операции и миссии НОАК в новую эпоху
Тип операций Командование и управление Задействованные виды ВС НОАК Примечания
Пограничные операции Оперативные стратегические районы, ЦВС КПК (управление Ракетными войсками) СВ, ВМС, ВВС, РВ НОАК Четыре ОСР планируют и проводят операции в пределах своих географических зон ответственности
Операции в ближнем море Оперативные стратегические районы, штаб береговой охраны; штаб ВВС ВМС, ВВС, береговая охрана, морская милиция Южный ОСР отвечает за ЮКМ, Восточный ОСР — за ВКМ, Северный ОСР — за Желтое море
Операции «ОСР+» Оперативные стратегические районы, ЦВС и Объединенный штаб для координации СВ, ВМС, ВВС, РВ НОАК Восточный ОСР: Тайвань и Западная часть Тихого океана; Западный ОСР: Индия
Операции в дальних морях Штаб ВМС, Объединенный штаб ЦВС, Отдел зарубежных операций (миротворческие миссии, эвакуационные и гуманитарные миссии) ВМС НОАК, ССП, Силы материально-технической поддержки Морское сопровождение, защита линий морских коммуникаций, миротворческие миссии, эвакуация граждан, создание баз материально-технической поддержки
Источник: составлено авторами на основе 肖天亮: 战略学 (Сяо Тяньлян. Наука о военной стратегии). 北京: 国防大学出版社, 2017. P. 36; Saunders, P.C. Beyond Borders: PLA Command and Control of Overseas Operations // NDU Strategic Forum. July 2020. No. 306. P. 3–4.
31 Анализируя данную типологию операций, можно заключить, что к понятию экспедиционных подходят операции в дальних морях, которые происходят за пределами «первой цепи островов» (Желтое, Южно- и Восточно-Китайское моря и Тайваньский пролив) и осуществляются под руководством ОШ ЦВС.
32 Тактика использования НОАК экспедиционных возможностей для проведения невоенных миссий зафиксирована в Белой книге по национальной обороне 2019 г., которая призывает защищать «зарубежные интересы», повышая эффективность возможностей поддержки при проведении зарубежных операций, развивая океанский флот, пригодный для обороны в ближних и защиты в дальних морях, создавая пункты материально-технического обеспечения за рубежом и расширяя возможности для выполнения разнообразных военных миссий34. На данном этапе Китай развивает экспедиционные возможности своей армии, проводя невоенные операции или, как они обозначаются в западном дискурсе, «войсковые операции, отличные от войны» (military operations other than war — MOOTW)35. НОАК рассматривает MOOTW как эффективный способ поддержки и обеспечения развития Китая, как средство расширения глобальных интересов КНР и возможность получить ценный опыт36. Среди таких операций следует выделить участие Китая в миротворческих операциях по поддержанию мира (ОПМ) и в миссиях по борьбе с пиратством.
34. 2019年《新时代的中国国防》白皮书 (Белая книга 2019 г. «Национальная оборона Китая в новую эпоху») /中华人民共和国国务院新闻办公室. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).

35. Blasko, D.J. The PLA army after ‘below the neck’ reforms: contributing to China’s joint warfighting, deterrence and MOOTW Posture // Journal of Strategic Studies. 2019. P. 1-35.

36. Logan, D. PLA Reforms and China’s Nuclear Forces // Joint Force Quarterly 83. 2016. 4th Quarter. P. 57-58.
33 После провозглашения Ху Цзиньтао в 2004 г. «новых исторических миссий НОАК» количество миротворцев КНР выросло с 358 до 2500 человек в настоящее время, среди которых 48 штабных офицеров и 30 военных советников. Срок ротации составляет 12 месяцев, что обеспечивает постоянное присутствие в местах дислокации и непрерывный процесс обучения кадров37. С 2013 г. китайские миротворцы сосредоточены в пяти ОПМ ООН: в Ливане, ДРК, Дарфуре, Южном Судане и Мали38. В каждой из этих миссий Китай предоставляет инженерные и медицинские контингенты39. Развертывание китайских миротворцев обеспечивает ряд преимуществ: обучение у других стран, предоставляющих войска; приобретение младшим и средним офицерским составом навыков выполнения своих обязанностей в условиях повышенной опасности; совершенствование навыков планирования, относящихся к экспедиционным операциям, и обеспечение внешней проверки готовности подразделений40. При этом заметно стремление Китая уделять повышенное внимание тестированию моделей осуществления экспедиционных миссий. Примечательным в этой связи выглядит тот факт, что с 2019 г. китайские миротворцы в Миссии ООН доставляются на транспортных самолетах ВВС НОАК, а не на зафрахтованных гражданских самолетах41.
37. Wuthnow, J. PLA Operational Lessons from UN Peacekeeping in The PLA beyond borders: Chinese Military Operations in Regional and Global Context /ed. by Joel Wuthnow et al. Washington: NDU Press, 2021. P. 238-242.

38. Peacekeeping operations /United Nations Peacekeeping. URL: >>>> (accessed: 04.11.2021).

39. 中国军队为世界和平出征 (Китайская армия выступила за мир во всем мире) /中华人民共和国国防部. 2021. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).

40. Richardson, C.J.A Responsible Power? China and the UN Peacekeeping Regime // International Peacekeeping 18, 2011. No. 3. P. 286–297.

41. Hao Zhaijian, Jiang Shuai. China’s 3rd Peacekeeping Helicopter Detachment to Darfur Sets Out // China Military Online. August 21, 2019. URL: >>>> (accessed: 04.11.2021).
34 C 2008 г. ВМС Китая участвуют в операции по борьбе с пиратством в Аденском заливе. Специфика выполнения данных миссий заключается в сопровождении торговых судов вдоль Африканского рога до Баб-эль-Мандебского пролива. На конец 2021 г. задачи по сопровождению в Аденском заливе выполнили 38 эскортных групп из 127 кораблей и более 32 тыс. солдат и офицеров42. Ежегодно у берегов Сомали выполняют задачи три эскортные группы, состоящие из эсминца, фрегата и судна обеспечения. Они усиливаются морскими вертолетами, а также отрядом специального назначения (из 7й оперативной бригады СпН)43. Каждая группа подведомственна одному из трех флотов. В октябре 2021 г. к выполнению боевых задач приступила 39я эскортная группа Северного флота44. Быстрый темп ротации и широкий спектр деятельности создают эффективный механизм приобретения опыта осуществления боевых задач в «дальних морях», а также наблюдения за иностранными судами.
42. Посчитано авторами на основе 护航军事行动 (Операции по сопровождению) /中华人民共和国国防部. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).

43. 回顾2008:海军陆战队“蛟龙突击队”,成功完成索马里护航任务 (Обзор 2008 года: Корпус морской пехоты «Водяные драконы» успешно завершил миссию сопровождения в Сомали) // 凤凰网. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).

44. 海军第38、39批护航编队在亚丁湾某海域举行分航仪式 (39-я эскортная группа военно-морского флота КНР официально сменила 38-ю эскортную группу на боевом посту в Аденском заливе) /解放军报. 22.10.2021. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).
35 Улучшая свои экспедиционные возможности под предлогом необходимости осуществления невоенных операций и предоставления общественных благ в области безопасности, КНР развивает целый ряд компонентов, позволяющих оптимизировать развертывание экспедиционных сил за рубежом. К ним относится подготовка расширенного Корпуса морской пехоты ВМС НОАК: по мнению экспертов, он увеличится с 10 тыс. до 30 тыс. человек (до семи бригад)45. Экстраполируя опыт армии США, перешедшей на данную модель, замена дивизий бригадами в качестве основной боевой единицы нацелена на уменьшение присутствия в зоне боевых действий для повышения мобильности и сокращения сроков развертывания46.
45. Kashin, V. Resources, Trends, and Goals of Chinese Military Modernization in China’s Infinite Transition and its Limits Economic, Military and Political Dimensions /Ed. by Alexei D. Voskressenski. Palgrave Macmillan, 2020. P. 55.

46. Peltz, E., Halliday, J.M., Hartman, S.L. Combat Service Support Transformation: Emerging Strategies for Making the Power Projection Army a Reality. Washington: RAND, 2003. P. 35.
36 Для поддержки стратегической доставки войск НОАК развертывает и разрабатывает тяжелые транспортные самолеты47, крупные десантные боевые суда (или экспедиционные доки)48 и комплексные корабли снабжения49. В соответствии с принципом военно-гражданской интеграции, НОАК может быть усилена транспортными и пассажирскими судами гражданских компаний Китая, что при совместных действиях обеспечит переброску по морю и воздуху значительного количества войск.
47. Garafola, C.L., Heath, T.R. The Chinese Air Force’s First Steps Toward Becoming an Expeditionary Air Force. Santa Monica, CA: RAND, 2017. P. 8.

48. O'Rourke, R. China Naval Modernization: Implications for U.S. Navy Capabilities — Background and Issues for Congress. Washington: Congressional Research Service, 2020. P. 8.

49. Kennedy, C.M. China Maritime Report No. 4: Civil Transport in PLA Power Projection Projection // CMSI China Maritime Reports. 2019. № 4. P. 6-7.
37 Курс на «военно-гражданскую интеграцию» и интегративное командование воплощен в создании «стратегических опорных пунктов» (战略支点), которые позволяют НОАК проецировать военную мощь на большие расстояния. Данная модель представляет собой аналог американской модели глобального присутствия через военные базы50. Вдоль важнейших стратегических и коммерческих морских путей в Индийском океане пролегает сеть портов и морских терминалов, построенных, эксплуатируемых и/или принадлежащих фирмам КНР51. База материально-технической поддержки (保障基地) в Джибути на сегодняшний день является единственным крупным зарубежным объектом, эксплуатируемым китайскими военными. Командующий ВМС НОАК адмирал У Шэнли отметил в 2016 г., что «строительство стратегических опорных пунктов за рубежом уже обеспечило новую поддержку для операций сопровождения»52.
50. 张静, 张智慧, 周江寿: 中美港口建设贯彻国防要求对标分析 (Чжан Цзин, Чжан Чжихуэй, Чжоу Цзяншоу. Сравнительный анализ китайской и американской стратегии строительства портов с точки зрения эффективности удовлетворения потребностям национальной обороны) // Journal of Military Transportation University. 2019. Vol. 21. No. 4. P. 24-41.

51. Peltier, C. China’s Logistics Capabilities for Expeditionary Operations /Jane's. 2019. P. 36–37.

52. 梁庆松, 王元元:海军召开亚丁湾护航8周年研讨会 (Лян Цинсун, Ван Юаньюань. Руководство военно-морского флота провело семинар, посвященный 8-й годовщине эскорта в Аденском заливе) // 人民海军. 30.12.2016. URL: >>>> (дата обращения: 04.11.2021).
38 Таким образом, можно зафиксировать расширение материальных возможностей НОАК проецировать свою мощь в зоны зарубежных интересов. При этом форма войсковых операций, отличных от войны, наиболее удобна для апробации технических новинок и наработки опыта планирования, доставки и осуществления экспедиционной операции.
39 ***
40 Становление Китая как мощной мировой военной державы сегодня выражается не только в улучшении материально-технического потенциала китайской армии, но и в появлении у нее новых функциональных возможностей и задач. Несмотря на значение региональных угроз для КНР все большую роль получают «новые угрозы», источник которых находится в отдалении от границ страны. Борьба с ними потребовала от руководства КНР сосредоточить внимание на развитии экспедиционной мощи НОАК.
41 Ключевым индикатором, говорящим об усилении экспедиционных возможностей армии КНР на стратегическом уровне, выступает принятие концепций «локальной войны» и «военно-гражданской интеграции». Реформирование структуры армии привело к созданию командно-административного механизма, наиболее подходящего для специфики экспедиционных миссий. Создание «стратегических опорных пунктов» вдоль важных морских маршрутов обеспечивает поддержку экспедиционным миссиям КНР и создает минимально необходимый эффект присутствия в зонах зарубежных интересов. Вступая в период наращивания экспедиционного потенциала, Китай активно вовлекает НОАК в международно-значимые миссии, например борьбу с пиратством или миротворческие операции. Это позволяет войсковым подразделениям получить необходимый опыт, централизованным руководящим структурам — отточить навыки управления сводными подразделениями вдалеке от границ, и, в целом, обеспечить демонстрацию военной силы КНР в зонах ее зарубежных интересов.
42 Наряду с непрерывным расширением интересов безопасности и развития и изменениями в структуре зарубежных интересов, стратегические риски Китая также продолжают расти. Все более заметными становятся проблемы, связанные с безопасностью национального развития. В долгосрочной перспективе китайская модель поведения может измениться в сторону большего соответствия статусу сильной и современной державы. В связи с этим, экспедиционный потенциал НОАК станет более востребованным для достижения широких политических и экономических целей в глобальном масштабе.

References

1. Blasko, D.J. The PLA army after ‘below the neck’ reforms: contributing to China’s joint warfighting, deterrence and MOOTW Posture. Journal of Strategic Studies. 2019.

2. Cordesman, A.H., Kendall, J. Chinese Strategy and Military Modernization in 2017: A Comparative Analysis. Center of Strategic and International Studies. January 12, 2017.

3. Costello, J., McReynolds, J. China’s Strategic Support Force: A Force for a New Era. China Strategic Perspectives. No. 13. Washington: National Defense University Press, 2018.

4. Degterev D.A., Ramich M.S., Cvyk A.V. SShA — KNR: «vlastnyj tranzit» i kontury «konfliktnoj bipolyarnosti» (USA — China: "power transit" and contours of "conflict bipolarity"). Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Mezhdunarodnye otnosheniya. 2021. T. 21. No. 2. (In Russ.).

5. Fravel, T.M. Shifts in Warfare and Party Unity: Explaining China’s Changes in Military Strategy. International Security. Winter 2017–2018. Vol. 42. No. 3.

6. Garafola, C.L.; Heath, T.R. The Chinese Air Force’s First Steps Toward Becoming an Expeditionary Air Force. Santa Monica, CA: RAND, 2017.

7. Godwin, P.H.B. Chinese Military Strategy Revisited: Local and Limited War. The Annals of the American Academy of Political and Social Science. 1992. No. 519.

8. Grachikov E.N. Kitajskaya shkola mezhdunarodnyh otnoshenij: na puti k bol'shim teoriyam: Monografiya (Chinese School of International Relations: on the way to Big Theories: Monograph). M.: Izdatel'stvo «Aspekt Press», 2021. (In Russ.).

9. Hao Zhaijian, Jiang Shuai. China’s 3rd Peacekeeping Helicopter Detachment to Darfur Sets Out. China Military Online. August 21, 2019. URL: http://eng.chinamil.com.cn/view/2019–08/21/content_9597189.htm (accessed: 04.11.2021).

10. Johnston A.I. Cultural Realism: Strategic Culture and Grand Strategy in Chinese History. Princeton: Princeton University Press, 1996.

11. Kamenov P.B. KNR: voennaya politika v nachale XXI veka: monografiya (China: Military policy at the beginning of the XXI century: monograph). M.: IDV RAN, 2019. (In Russ.).

12. Kashin, V. Resources, Trends, and Goals of Chinese Military Modernization in China’s Infinite Transition and its Limits Economic, Military and Political Dimensions / Ed. by Alexei D. Voskressenski. Palgrave Macmillan, 2020.

13. Kennedy, C.M. China Maritime Report No. 4: Civil Transport in PLA Power Projection Projection. CMSI China Maritime Reports. 2019. № 4.

14. Kokoshin A.A. Voennaya reforma v KNR: voenno-strategicheskie, politicheskie i organizacionno-upravlencheskie aspekty (Military reform in China: military-strategic, political, organizational and managerial aspects). RIAC. 10.01.2017. URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/comments/voennaya-reforma-v-knr-voenno-strategicheskie-politicheskie-/ (accessed: 04.11.2021). (In Russ.).

15. Lebedeva N.B. Indijskij okean: vyzovy XXI v. i Indiya (ocherki mezhdunarodnyh otnoshenij) (Indian Ocean: Challenges of the XXI Century and India (essays on International relations)) / otv. red. T.L. Shaumyan. M.: IV RAN, 2018. (In Russ.).

16. Logan, D. PLA Reforms and China’s Nuclear Forces. Joint Force Quarterly 83. 2016. № 4.

17. McCauley K. Modernization of PLA Logistics: Joint Logistic Support Force. Testimony before the U.S.-China Economic and Security Review Commission. 15.02.2018.

18. Military and Security Developments Involving the People’s Republic of China 2020. Annual Report to Congress. 2020.

19. Mulvenon, J. Chairman Hu and the PLA’s ‘New Historic Missions. China Leadership Monitor. 2009. № 29.

20. Nikulin M.A. U istokov amerikanskoj gegemonii: planirovanie global'nogo voennogo razvertyvaniya SShA (1943–1945 gg.) (At the Origins of American Hegemony: Planning the global military deployment of the United States (1943–1945)). Vlast'. 2020. № 2. (In Russ.).

21. O'Rourke, R. China Naval Modernization: Implications for U.S. Navy Capabilities—Background and Issues for Congress. Washington: Congressional Research Service. 2020.

22. Peltier, C. China’s Logistics Capabilities for Expeditionary Operations. Jane's. 2019.

23. Peltz, E., Halliday, J.M., Hartman, S.L. Combat Service Support Transformation: Emerging Strategies for Making the Power Projection Army a Reality. Washington: RAND, 2003.

24. Richardson, C.J. A Responsible Power? China and the UN Peacekeeping Regime. International Peacekeeping 18. 2011. No. 3.

25. Saunders, P.C. Beyond Borders: PLA Command and Control of Overseas Operations. NDU Strategic Forum. July 2020. No. 306.

26. Swaine, M.D. Transformation to the “Far Seas”: How Far, How Threatening, and What's to be Done? Carnegie Endowment for International Peace. May 07, 2019. URL: https://carnegieendowment.org/2019/05/07/pla-navy-s-strategic-transformation-to-far-seas-how-far-how-threatening-and-what-s-to-be-done-pub-80588 (accessed: 04.11.2021).

27. Vinogradov A.V. “Odnopolyarnaya Aziya”: kitajskij regional'nyj poryadok ("Unipolar Asia": the Chinese Regional Order). Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2021. T. 65. № 3. (In Russ.).

28. Wuthnow, J. PLA Operational Lessons from UN Peacekeeping in The PLA beyond borders: Chinese Military Operations in Regional and Global Context / ed. by Joel Wuthnow et al. Washington: NDU Press, 2021.

29. 回顾2008:海军陆战队“蛟龙突击队”,成功完成索马里护航任务 (2008 Review: Marine Corps "Water Dragons" successfully Completed escort Mission in Somalia). 凤凰网. URL: https://ent.ifeng.com/c/858uwtTRqJ3 (accessed: 04.11.2021). (In Chin.).

30. 李庆四, 陈春雨: 试析中国的海外港链基地战略 (Li Qingsi, Chen Chunyu. Analysis of China's Strategy based on Foreign Port Chains). 区域与全球发展. 2019. № 2. (In Chin.).

31. 梁庆松, 王元元: 海军召开亚丁湾护航8周年研讨会 (Liang Qingsong, Wang Yuanyuan. The leadership of the Navy held a seminar dedicated to the 8th anniversary of the escort in the Gulf of Aden). 人民海军. 30.12.2016. URL: http://military.people.com.cn/n1/2016/1229/c1011–28985207.html (accessed: 04.11.2021). (In Chin.).

32. 刘威: 新形势下军民融合是人民战争思想的创新发展 (Liu Wei. In the new environment, civil-military integration is an innovative development of the idea of a people's war). 社会科学. 2016. № 12. (In Chin.).

33. 履行新世纪新阶段军队历史使命 (Realization of the historical mission of the army at a new stage of a new era). 知史明道. 29.06.2021. URL: http://www.wenming.cn/hswh/xydll/dsgs/202106/t20210629_6097522.shtml (accessed: 04.11.2021). (In Chin.).

34. 寿晓松: 战略学 (Shu Xiaosong. The Science of Military Strategy). 北京: 军事科学出版社, 2013. (In Chin.).

35. 肖天亮: 战略学 (Xiao Tianliang. The Military Strategy). 北京: 国防大学出版社, 2017. (In Chin.).

36. 中国海军队两栖攻击舰的需求 (The needs of landing ships of the Chinese Navy). 舰载武器. 2019. No. 307. (In Chin.).

37. 中国军队为世界和平出征 (The Chinese army stood up for world peace). 中华人民共和国国防部. 2021. URL: http://www.mod.gov.cn/zt/50102.htm (accessed: 04.11.2021). (In Chin.).

38. 中央军委联合参谋部作战局成立海外行动处 (The Operational Department of the Joint Staff of the Central Military Commission has created a Department of Foreign Operations). 解放军报. 31.03.2021. URL: http://www.81.cn/xwfyr/2016–03/31/content_6986671.htm (accessed: 04.11.2021). (In Chin.).

Comments

No posts found

Write a review
Translate