Foreign news in East Asia’s mass media: new research directions
Table of contents
Share
Metrics
Foreign news in East Asia’s mass media: new research directions
Annotation
PII
S013128120017087-6-1
DOI
10.31857/S013128120017087-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Helena Soboleva 
Occupation: Lecturer, National Research University Higher School of Economics (St. Petersburg)
Affiliation: National Research University Higher School of Economics (St. Petersburg)
Address: Russian Federation, St. Petersburg
Svetlana Krivokhizh
Affiliation: National Research University "Higher School of Economics"
Address: Russian Federation
Edition
Pages
45-56
Abstract

The article discusses the prospects of the foreign news research in the media of modern East Asia. The authors present a brief literature review on political discourse in East Asian media and suggest possible research strategies for studying the international agenda in the media of these countries. The article argues that such research approach is valuable as it allows one to better understand the way East Asian countries view foreign news and international relations, study the socio-political processes in this region from a new angle and evaluate the role of the media in politics. The article discusses several social sciences theories that can help to explain and interpret observations obtained during the analysis of publications in the media, for example, the theory of media domestication, the concepts of external legitimacy and "othering". Political regime, independence and commercialization of the media are discussed among explanatory factors. The authors pay attention to the specifics of these theories’ application to the case of East Asia, provide recommendations for data collection and research methods, and discuss various research trajectories. For example, researchers can focus on trends in the representation of an event in the media using content analysis of a large number of publications, another possible strategy is to study a small number of articles using critical discourse analysis in order to identify discursive practices and their relationship with political processes and power. Knowledge of the language, history, politics and culture of East Asian countries, gives researchers of East Asia a significant advantage in conducting such research and could provide valuable contributions.

Keywords
East Asia, China, Japan, South Korea, discourse, media, politics
Received
07.09.2021
Date of publication
18.10.2021
Number of purchasers
2
Views
421
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Хотя формально СМИ не считаются частью политической системы, они оказывают на нее значительное влияние, за что их называют «четвертой властью». СМИ не просто распространяют информацию и отображают реальность, а конструируют ее, делая акцент на определенных аспектах событий и интерпретируя их. Несмотря на схожую новостную повестку в разных странах мира, одни и те же международные события в медиа разных государств зачастую освещаются по-разному. Анализ внешнеполитического дискурса в медиа — достаточно распространенная тема для исследований, однако они по большей части западноцентричны1. Изучения публикаций в СМИ стран Восточной Азии до сих пор малочисленны, и, в основном, в них используются данные на английском, а не на восточных языках. Исследование внешнеполитической повестки в СМИ стран Восточной Азии не только дает возможность расширить географический охват изучаемых кейсов, но и представляет собой новый взгляд на изучение политики стран региона. С практической точки зрения, более глубокое понимание специфики СМИ в странах Восточной Азии необходимо для государственных ведомств, которые взаимодействуют со странами региона.
1. Shi Xu. Asian discourse studies: foundations and directions // Asian Journal of Communication, 2009. № 19 (4). 384–397.
2 В отечественном востоковедении изучение СМИ, как правило, ограничивается изучением самих институтов, системы государственного контроля над медиа2, а содержание публикаций остается вне фокуса исследователей за редким исключением, например, Н.В. Тен3. В этой статье мы обосновываем перспективность исследований внешнеполитической повестки в СМИ стран Восточной Азии4, представляем обзор актуальной литературы, делаем выводы об особенностях функционирования СМИ в этих странах и предлагаем возможные исследовательские траектории.
2. См. Горячева Е.А. Исторические предпосылки формирования современной системы СМИ Японии // Проблемы Дальнего Востока, 2018. № 5.

3. Тен Н.В. Образ России на страницах газеты «Жэньминь жибао» в 1991–2012 гг. // Вестник РУДН. Серия: Всеобщая история, 2014. № 1.

4. Статья рассматривает три государства Восточной Азии — Китай, Японию и Южную Корею. Ввиду закрытости КНДР СМИ этого государства не включены в анализ.
3

Внешнеполитическая повестка в СМИ Восточной Азии: зачем ее изучать?

4 Изучение внешнеполитической повестки в СМИ актуально, так как, во-первых, медиа не просто распространяют информацию и изображают реальность, а конструируют ее, делая акцент на определенных аспектах событий, чтобы оправдать свою интерпретацию5. Сконструированная реальность влияет на действия отдельных людей и целых сообществ. Например, фреймирование6 определенным образом международных конфликтов влияет на то, как общество и политики воспринимают их причины, последствия и важность7. В исследовании 2019 г. об освещении в китайской англоязычной газете China Daily событий Арабской весны авторы приходят к выводу, что газета использовала репортажи для осуждения социальной нестабильности, которую влекут за собой протесты, что еще раз иллюстрирует крайне негативное отношение китайского руководства к такого рода гражданской активности населения8. Разное освещение событий в странах мира может отчасти объяснить разницу в проводимой ими политике. С. Ротман отмечает, что, освещая трагедию на АЭС Фукусима, японские СМИ сфокусировались на том, что причиной аварии стало цунами, а не человеческий фактор, и в целом говорили о безопасности продолжения использования атомной энергии, а немецкие использовали этот случай в поддержку политики снижения количества АЭС в Германии9.
5. Gamson W.A., Croteau D., Hoynes W. &Sasson T. Media images and the social construction of reality // Annual Review of Sociology, 1992. № 18.

6. Под фреймированием или фреймингом понимается организация новостного сюжета тематически, стилистически и фактически таким образом, чтобы передать определенную идею.

7. Maslog C.C., Lee S.T. & Kim H.S. Framing Analysis of a Conflict: How Newspapers in Five Asian Countries Covered the Iraq War // Asian Journal of Communication, 2006. № 16(1).

8. Ha J.S., & Shin D. Portraying China as an alternative to U. S. Hegemony: The China daily’s framing of the Arab spring // Atlantic Journal of Communication, 2019. № 27(3).

9. Rothman S.B. Focusing Events and Frames: Comparing Japanese and Western Presentations of the Fukushima Incident // Asia Pacific World, 2015. № 6 (2).
5 Во-вторых, исследования внешнеполитического дискурса в СМИ Восточной Азии позволяют лучше понять социально-политические процессы в странах региона. В КНР, где свобода СМИ ограничена, анализ газетных публикаций помогает проследить практики легитимации власти КПК и выявить господствующие в официальном дискурсе идеи. Что касается Японии, то исследования показывают, что публикации в СМИ часто являются полем политической борьбы, так как при отсутствии сильной оппозиции японские медиа иногда выступают главными критиками и контроллерами правящей консервативной элиты10. А в Южной Корее через исследования репрезентации иммигрантов как «других» ученые показывают противоречивое влияние глобализации и национализма на корейское общество11.
10. Kim C.J. Neither a Monolith, nor a Parrot. Patterns of Japanese Media Reports on Futenma Relocation Controversy // Social Science Japan Journal, 2017. № 20 (2).

11. Kim S. Racism in the global era: Analysis of Korean media discourse around migrants, 1990–2009 // Discourse & Society, 2012. № 23 (6).
6 Наконец, исследования внешнеполитической повестки в СМИ стран Восточной Азии представляют возможность для разработки новых концепций в исследованиях медиа, поскольку СМИ этих стран имеют ряд особенностей. В Восточной Азии развитие современной системы массовой информации происходило под значительным внешним, как правило западным, влиянием: от основания газет колониальными властями до идеологической борьбы и противостояния западной пропаганде в ходе национального строительства, «холодной войны» и после ее окончания12. В Японии «основные правила, определяющие современное функционирование ее медиасферы, начали складываться после Второй мировой войны, они насаждались оккупационными властями США»13. Исследователи также отмечают особую функцию, которую отводят СМИ и журналистам в странах восточноазиатского региона: в Азии, и в демократических, и в авторитарных государствах, включая коммунистические, СМИ играют важную роль в стимулировании национального развития14. Хотя системы СМИ в западных странах являются скорее исключением из того, как работают СМИ в большинстве регионов мира, теоретические разработки преимущественно базируются на их материале.
12. Zhao Y. Understanding China’s media system in a world historical context. In: Comparing Media Systems beyond the Western World, Hallin, D.C., Mancini, P. (eds). Cambridge: Cambridge University Press, 2011.

13. Горячева Е.А. Исторические предпосылки формирования современной системы СМИ Японии // Проблемы Дальнего Востока, 2018. № 5.

14. Zhao Y. Understanding China’s media system in a world historical context. In: Comparing Media Systems beyond the Western World, Hallin D.C., Mancini P. (eds). Cambridge: Cambridge University Press, 2011.
7

Теоретические подходы к осмыслению связи публикаций в СМИ и политики

8 Существует несколько теоретических подходов, объясняющих, что влияет на репрезентацию международных событий в СМИ. Согласно теории доместикации новостей, журналисты рассказывают о международных событиях таким образом, чтобы сделать их понятными и значимыми для национальной аудитории15. Исследование репрезентации КНДР в медиа Южной Кореи демонстрирует, что СМИ пишут о событиях в Северной Корее в контексте социальных и политических процессов в южнокорейском обществе16. Корейская версия журнала «Ньюсвик» при переводе статей о КНДР подчеркивает проблемы, которые напрямую связаны с Южной Кореей, расставляя приоритеты и выделяя эти материалы среди других новостей, а также дистанцируется от определенных взглядов, изложенных в исходном тексте на английском языке17. Стоит отметить, что доместикация далеко не всегда является результатом преднамеренных действий или стратегии, так как является естественной дискурсивной практикой.
15. Alasuutari P., Qadir A. &Creutz K. The domestication of foreign news: news stories related to the 2011 Egyptian revolution in British, Finnish and Pakistani newspapers // Media, Culture & Society, 2013. № 35(6).

16. Choi J. National image of North Korea in South Korean news media // Journal of Public Affairs, 2018. № 18 (4). >>>>

17. Kim K.H. Newsweek discourses on China and their Korean translations: A corpus-based approach // Discourse, Context & Media, 2015. № 15.
9 Другая группа исследований обращает внимание на то, что публикации в СМИ зависят от интересов элит, которые контролируют средства массовой информации18. В случае авторитарных государств речь идет в первую очередь об интересах правящей власти, которая может использовать публикации в СМИ ради достижения внешнеполитических целей и в качестве стратегии внешней легитимации. Например, СМИ КНР избегают критики стран, с которыми важны хорошие отношения19, или используют репортажи об успехах на международном фронте, например, быстрый выход из мирового финансового кризиса, для укрепления легитимности КПК20. В Японии наличие этических кодов для журналистов и де-юре отсутствие государственной системы регулирования СМИ делает такую практику более затруднительной21.
18. Robinson P. The Media and Foreign Policy. Oxford Research Encyclopedia of Politics, 26.09.2017. URL: https://oxfordre.com/politics/view/10.1093/acrefore/9780190228637.001.0001/acrefore-9780190228637-e-494 (accessed: 21.08.2021).

19. Gabore S.M. Western and Chinese media representation of Africa in COVID-19 news coverage // Asian Journal of Communication, 2020. № 30(5).

20. Holbig H. International Dimensions of Legitimacy: Reflections on Western Theories and the Chinese Experience // Journal of Chinese Political Science, 2011. № 16.

21. Горячева Е.А. Исторические предпосылки формирования современной системы СМИ Японии // Проблемы Дальнего Востока, 2018. № 5.
10 Однако и в случае отсутствия прямого контроля за СМИ ограниченные ресурсы часто ведут к тому, что журналисты получают большую часть информации от центральных государственных институтов и в итоге транслируют их точку зрения. В Японии такая передача информации даже институционально закреплена в виде журналистских пресс-клубов, которые созываются правительственными учреждениями и другими организациями для распространения информации и коллективного согласования того, о чем следует сообщать. Наблюдатели также отмечают значительное ужесточение информационного законодательства и снижение свободы прессы в период премьерства Синдзо Абэ. При этом интересна готовность крупных японских СМИ замалчивать важные проблемы при отсутствии прямых запретов, когда давление преимущественно принимает форму критики со стороны премьер-министра, консервативных элит и националистически настроенных групп22. Е.А. Горячева пишет, что японские СМИ остаются «мощным правительственным фактором регуляции и формирования общественного мнения по ряду ключевых экономических, политических и социальных вопросов, а также внешнеполитического курса Японии в той интерпретации, которая выгодна правительству Японии»23. Однако другие исследования показывают, что существуют различия в том, как японские СМИ освещают события, например протесты вокруг базы США в Окинаве, и значит, они не являются просто трансляторами взглядов элит24. Согласно Индексу свободы прессы НПО «Репортёры без границ», СМИ Южной Кореи наименее зависимы от власти (из 180 стран в 2021 г. Южная Корея занимает 42 место, Япония — 67, КНР — 177), однако даже в их случае часто говорят о влиянии элит25.
22. Fackler M. The Silencing of Japan’s Free Press // Foreign Policy. URL: https://foreignpolicy.com/2016/05/27/the-silencing-of-japans-free-press-shinzo-abe-media/(accessed: 01.09.2021)

23. Горячева Е.А. Исторические предпосылки формирования современной системы СМИ. Японии // Проблемы Дальнего Востока, 2018. № 5.

24. Kim C.J. Neither a Monolith, nor a Parrot. Patterns of Japanese Media Reports on Futenma Relocation Controversy // Social Science Japan Journal, 2017. № 20 (2).

25. The South Korean Media and Newspapers — A Full Breakdown // Seoulz. URL: https://seoulz.com/the-south-korean-media-and-newspapers-a-full-breakdown/(accessed: 01.09.2021)
11 На СМИ может оказывать влияние партийная идеология. В большинстве стран Азии массовые партии так и не появились в европейском смысле слова. Даже в Японии, которая раньше всех прошла демократизацию, с 1955 г. у власти находится одна и та же партия — Либерально-демократическая партия Японии (с двумя короткими перерывами в 1993–1994 и в 2009–2012 гг.). Хотя некоторые ученые настаивают на аполитичности японских медиа, другие все же классифицируют СМИ по идеологическим предпочтениям, например, относят «Токио симбун», «Майнити симбун» и «Асахи симбун» к газетам левоцентристской и либеральной направленности, а «Никкэй симбун», «Ёмиури симбун» и «Санкэй симбун» к правоцентристским и консервативным медиа26. В КНР медиасистема отражает политические разногласия не между партиями, а внутри КПК. Так, «Наньфан чжоумо», которую контролирует известный своей либеральной ориентацией комитет КПК провинции Гуандун, долгое время считалась одной из самых либеральных газет27.
26. Kim C.J. Neither a Monolith, nor a Parrot. Patterns of Japanese Media Reports on Futenma Relocation Controversy // Social Science Japan Journal, 2017. № 20 (2).

27. Zhao Y. Understanding China’s media system in a world historical context. In: Comparing Media Systems beyond the Western World, Hallin, D.C., Mancini, P. (eds). Cambridge: Cambridge University Press, 2011.
12 В случае Южной Кореи, несмотря на волатильность политических партий, также прослеживается влияние идеологии на СМИ. «Чосон ильбо», ведущая ежедневная газета, представляет консервативные или правые взгляды, а «Ханкёрех» считается самой влиятельной либеральной или прогрессивной газетой. «Чосон ильбо» была создана в период японской колонизации, сотрудничала с японским военным правительством и с авторитарными правительствами Пак Чон Хи и Чон Ду Хвана, что повлияло на ее имидж. «Ханкёрех» же образовалась значительно позже в ходе демократизации как альтернатива существующим газетам, находящимся под влиянием авторитарных властей28. Сравнение публикаций в газетах разной идеологической направленности позволяет понять влияние идеологии на репрезентацию разных явлений, например миграции или конфликтов с США29.
28. Yoon C. A comparative analysis of conservative and liberal South Korean newspapers’ coverage of public protests against the import of U.S. beef. Master thesis, Iowa State University, 2012. URL: https://lib.dr.iastate.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=3544&context=etd (accessed: 01.09.2021)

29. См. например: Kim S. Racism in the global era: Analysis of Korean media discourse around migrants, 1990–2009 // Discourse & Society, 2012. № 23(6).
13 Концепция «другого» также перспективна для анализа международных новостей в СМИ Восточной Азии. Противопоставление «другому» играет важную роль в построении коллективной идентичности, включая национальную, что до сих пор является актуальной задачей для многих стран Азии. Так, подчеркиваются недостатки «другого» и положительные качества «я», а положительные черты «другого» и отрицательные характеристики «я» замалчиваются30. Образ «другого» также используется для манипулирования «репертуаром социально разделяемых представлений» с целью «легитимации собственного политического курса»31. Подобную практику можно встретить и в Восточной Азии. Так, в дискурсе китайских политических элит «другим» часто является Япония. Помимо репрезентации зарубежных стран, «другими» могут быть иммигранты32 или меньшинства.
30. Lams L. Othering in Chinese official media narratives during diplomatic standoffs with the US and Japan // Palgrave Communications, 2017. № 3 (33).

31. Малинова О.Ю. Риторика политического лидера как индикатор значимости Другого: анализ ссылок на США и КНР в выступлениях президентов РФ (2000–2015 гг.) // Полис. Политические исследования, 2016. № 2.

32. 한건수: “타자만들기: 한국사회와이주노동자의재현” (Конструирование другого: Репрезентация рабочих-мигрантов в Корее). 비교문화연구, 2003. № 9(2).
14 На особенности освещения международной повестки помимо политики влияют экономические факторы. В условиях коммерциализации медиа перед СМИ стоит не только задача привлечения большего количества читателей, но и создание продукта, которым бы заинтересовались рекламодатели и инвесторы. Т. Цуда пишет, что частные японские телеканалы в погоне за рекламодателями и телезрителями предпочитают транслировать популярные стереотипы о мигрантах вместо того, чтобы более критически подойти к обсуждению вопросов иммиграции и положения иностранцев в Японии33. Хотя с началом политики реформ и открытости в КНР значительно сократилась доля государственного финансирования СМИ, произошедшая коммерциализации не привела к их независимости. Основные средства массовой информации по-прежнему организационно связаны с КПК, крупнейшие центральные газеты страны, например, «Жэньминь жибао» и «Гуанмин жибао» зависят от подписки, субсидируемой государством. Также в КНР наблюдается принцип «вращающихся дверей» между СМИ и КПК, когда ответственные за пропаганду партийные функционеры назначаются менеджерами СМИ и наоборот34.
33. Tsuda T.G. Domesticating the Immigrant Other: Japanese Media Images of Nikkeijin Return Migrants // Ethnology, 2003. № 42(4).

34. Zhao Y. Understanding China’s media system in a world historical context. In: Comparing Media Systems beyond the Western World, Hallin, D.C., Mancini, P. (eds). Cambridge: Cambridge University Press, 2011.
15 Наконец, разные форматы медиа предполагают разницу в репрезентации внешнеполитических событий. Газеты классифицируются по принципу территориального охвата (общенациональные, региональные и местные), по тематике, формату и др. Важен и жанр публикаций, которые могут варьироваться от коротких новостных заметок до развернутых репортажей и интервью.
16 Таким образом, при построении гипотез и объяснении наблюдений, полученных после анализа публикаций, можно тестировать разные теории: от тех, что обращают внимание на культуру и историю стран Восточной Азии, до политологических концепций, таких как идеологизированность, государственный контроль, легитимность и другие.
17

Обзор перспективной методологии и методов сбора и анализа данных

18 Научная проблема, к которой мы хотим привлечь внимание, находится на пересечении политологии, исследований медиа и востоковедения. В исследованиях дискурса в СМИ используются качественные и количественные методы анализа текста, которые иногда совмещают с интервью журналистов и редакторов. К количественным методам можно отнести контент-анализ, который предполагает, например, определение тональности публикации, тематический анализ текстов статей и определение наиболее часто встречающихся слов. Исследователи также часто определяют фреймы, в рамках которых в медиа говорят об исследуемых феноменах35. Сравнивая фреймирование новостей об эпидемии коронавируса в Африке, С. Габор отмечает, что газеты КНР больше внимания уделяют действиям государства по помощи населению, а западные СМИ — негативным последствиям пандемии36. Контент-анализ и анализ фреймов помогает выявить общие закономерности того, как социальное явление представляется и интерпретируется в данном обществе, но не объясняет причины такой подачи информации.
35. Entman R. Framing: Toward clarification of a fractured paradigm // Journal of Communication, 1993. № 43(4).

36. Gabore S.M. Western and Chinese media representation of Africa in COVID-19 news coverage // Asian Journal of Communication, 2020. № 30(5).
19 Критический дискурс-анализ (КДА) направлен на изучение не только самих публикаций, но и более широкого социального контекста37. Этот метод обращает внимание на использование изображений и различных лингвистических приемов в публикациях: коллокаций, метафор, аллюзий и др. В исследовании об освещении беспорядков в ЮАР в 1985 г. и в Аргентине в 1989 г. газетами материкового Китая и Тайваня автор приходит к выводу, что с помощью определенной лексики, грамматики и структуры текста создаются совершенно разные «политические реальности», ориентированные на разные читательские аудитории38. Такой подход предполагает хорошее знание языка и культуры изучаемой страны.
37. van Dijk T.A. Principles of Critical Discourse Analysis // Discourse & Society, 1993. № 4(2).

38. Fang, Y.J. Reporting the Same Events? A Critical Analysis of Chinese Print News Media Texts // Discourse & Society, 2001. № 31, 12(5).
20 Другой возможной стратегией является сравнение репрезентаций одного феномена или актора в СМИ двух стран. Например, в то время как ведущие китайские СМИ пытаются подчеркнуть положительные атрибуты инициативы «Пояса и Пути» и создать положительный образ Китая как миролюбивой и ответственной державы, в американских газетах Китай изображается как государство, имеющее значительное влияние на мировую экономику, при этом авторитарное и представляющее военную угрозу39.
39. Zhang L. & Wu D. Media Representations of China: A Comparison of China Daily and Financial Times in Reporting on the Belt and Road Initiative // Critical Arts, 2017. № 31(6).
21 Данные методы не являются новыми для исследования политического дискурса, но редко привлекались для исследования медиа на восточных языках. Они также перспективны, потому что зачастую собрать эмпирические данные в странах Азии методами опроса, интервью и фокус-групп проблематично.
22 Исследовательский вопрос и выбранная методология предполагают выбор определенных источников. Для анализа официального дискурса КНР часто используют публикации в «Жэньминь жибао» и «Хуаньцю шибао». В случае с Республикой Корея, где прослеживается идеологическая направленность газет, логичным представляется анализ материалов газет «Чосон ильбо» и «Ханкёрех». Это позволяет взглянуть на одну проблему с разных сторон и сравнить их между собой. Включение в выборку публикаций из газет разной идеологической направленности важно не только для того, чтобы охватить разные взгляды в обществах Восточной Азии, но и для того, чтобы понять, как развивается общественная дискуссия. Анализ публикаций в консервативных японских газетах «Ёмиури симбун» и «Санкэй симбун» и либеральной «Асахи симбун» о «женщинах для утешения» не только показал разницу во взглядах на данный феномен в японском обществе, но и позволил проследить полемику, которая развернулась одновременно в двух идеологических лагерях40. Другой стратегией может быть сравнение национальных и региональных СМИ. Сравнение дискурса в материковой прессе КНР со СМИ САР Гонконг могут представлять ценность для исследователей политической культуры и ее изменений.
40. Takekawa, S. Reconciliation Prospects and Divided War Memories in Japan: An analysis of major newspapers on the comfort women issue. In: Routledge Handbook of Memory and Reconciliation in East Asia, Kim M. (ed.). London: Routledge, 2015.
23 ***
24 В статье обосновывается перспективность исследований внешнеполитической повестки в СМИ Восточной Азии. Изучение реальности, конструируемой медиа стран региона, поможет лучше понять их мотивацию и легитимацию политики на международной арене. Полученные данные позволяют уточнить принципы функционирования медиа стран Восточной Азии, углубить понимание политических процессов в них. Исследования Восточной Азии дают возможность расширить географический охват изучаемых кейсов, протестировать теории на новом материале и разработать новые концепции. Знание языка, истории и культуры стран региона дают востоковедам значительное преимущество при проведении таких исследований.
25 Теоретические разработки в сфере исследований политического дискурса довольно многочисленны, но в основном базируются на опыте западных стран. Например, если в случае западных стран расхождения в освещении одной проблемы в разных газетах часто понимают через разницу в идеологиях политических партий, с которыми они аффилированы, то в КНР надо искать другое объяснение подобному феномену. Можно выделить ряд особенностей стран Восточной Азии, которые влияют на роль СМИ в их политической жизни, среди которых особая история формировании СМИ, важная роль медиа в национальном строительстве, отсутствие политических партий наподобие европейских, более низкие показатели свободы прессы. Как и средства массовой информации во многих других азиатских странах, СМИ Восточной Азии поддерживают неоднозначные отношения с политическими элитами. В отличие от западных стран роль журналистов заключается не в контроле элит, а в содействии им в решении вопросов национального развития. Восточноазиатская культура и ценности также оказывает влияние на особенности политического дискурса в СМИ.
26 Однако стоит отметить и ряд общих тенденций, таких как доместикация или подверженность СМИ влиянию элит. СМИ Восточной Азии также играют важную роль в легитимации власти. Интересно, что не только западные страны строят собственную идентичность через противопоставление себя странам других регионов, но и в СМИ Восточной Азии можно проследить похожую практику указывания на «другого».
27 Что касается дальнейших исследований, то интересными могут быть следующие вопросы: как и что в медиа стран Востока говорят о различных международных событиях? Например, заслуживает внимания рассмотрение конфликтов, так как их репрезентация оказывает влияние на внешнеполитические решения и легитимирует действия государства по их урегулированию. Как репрезентируются отдельные государства и регионы в медиа стран Восточной Азии? Отличается ли освещение одних и тех же событий и явлений в разных медиа одной страны и в разных странах региона? Как можно объяснить наблюдаемую репрезентацию? Как передается образ других народов в медиа Восточной Азии, имеет ли он какие-то ярко выраженные негативные или позитивные черты и почему?
28 В этой статье мы представили обзор исследований внешнеполитической повестки в СМИ, однако интерес представляет и изучение публикаций другой тематики: репортажей об экологических проблемах, спорте41 и здоровье42 и др. Помимо СМИ также актуальны исследования телевизионных передач, кинофильмов, сериалов и новых медиа, таких как социальные сети и онлайн-площадки.
41. 郭晴,周云红,贾哲: “对国内报纸北京奥运报道的框架研究” (Го Цин, Чжоу Юньхун, Цзя Чжэ. Фрейм анализ репортажей о пекинской Олимпиаде в национальных газетах). 当代传播, 2008. № 3.

42. 王宇: “框架视野下的食品安全报道——以《人民日报》近10年的报道为例” (Ван Ю. Взгляд на репортажи о безопасности пищевых продуктов с точки зрения теории фреймов на примере публикаций в Жэньминь жибао за последние 10 лет). 现代传播 (中国传媒大学学报), 2012. № 34(2).

References

1. Alasuutari P., Qadir A. &Creutz K. The domestication of foreign news: news stories related to the 2011 Egyptian revolution in British, Finnish and Pakistani newspapers // Media, Culture & Society, 2013. № 35 (6).

2. Choi J. National image of North Korea in South Korean news media // Journal of Public Affairs, 2018. № 18 (4), https://doi.org/10.1002/pa.1710

3. Entman R. Framing: Toward clarification of a fractured paradigm // Journal of Communication, 1993. № 43 (4).

4. Fang, Y.J. Reporting the Same Events? A Critical Analysis of Chinese Print News Media Texts // Discourse & Society, 2001. № 31, 12(5).

5. Gabore S.M. Western and Chinese media representation of Africa in COVID-19 news coverage // Asian Journal of Communication, 2020. № 30 (5).

6. Gamson W.A., Croteau D., Hoynes W. & Sasson T. Media images and the social construction of reality // Annual Review of Sociology, 1992. № 18.

7. Goryacheva E.A. Istoricheskie predposylki formirovaniya sovremennoj sistemy SMI Yaponii (Histrorical backgroung of the formation of the media system in Japan). Problemy Dal'nego Vostoka, 2018. № 5. (In Russ.)

8. Ha J. S. & Shin D. Portraying China as an alternative to U. S. Hegemony: The China daily’s framing of the Arab spring // Atlantic Journal of Communication, 2019. № 27 (3). doi:10.1080/15456870.2019.1610

9. Holbig H. International Dimensions of Legitimacy: Reflections on Western Theories and the Chinese Experience // Journal of Chinese Political Science, 2011. № 16. https://doi.org/10.1007/s11366–011–9142–6

10. Kim C.J. Neither a Monolith, nor a Parrot. Patterns of Japanese Media Reports on Futenma Relocation Controversy // Social Science Japan Journal, 2017. № 20 (2). doi:10.1093/ssjj/jyx008

11. Kim S. Racism in the global era: Analysis of Korean media discourse around migrants, 1990–2009 // Discourse & Society, 2012. № 23 (6).

12. Kim K.H. Newsweek discourses on China and their Korean translations: A corpus-based approach // Discourse, Context & Media, 2015. № 15.

13. Lams L. Othering in Chinese official media narratives during diplomatic standoffs with the US and Japan // Palgrave Communications, 2017. № 3 (33). https://doi.org/10.1057/s41599–017–0034-z

14. Malinova O.Yu. Ritorika politicheskogo lidera kak indicator znachimosti Drugogo: analiz ssylok na SSHA i KNR v vystupleniyah prezidentov RF (2000–2015 gg.) (Rhetoric of Political Leaders as an Indicator of Significance of the Other: Comparative Analysis of References to the USA and PRC in the Context of Legitimization of Political Course of the Russian Presidents (2000–2015)). Polis. Politicheskie issledovaniya, 2016. № 2. (In Russ.)

15. Maslog C.C., Lee S.T. & Kim H.S. Framing Analysis of a Conflict: How Newspapers in Five Asian Countries Covered the Iraq War // Asian Journal of Communication, 2006. № 16 (1).

16. Robinson P. The Media and Foreign Policy. Oxford Research Encyclopedia of Politics.26.09.2017. URL: https://oxfordre.com/politics/view/10.1093/acrefore/9780190228637.001.0001/acrefore-9780190228637-e-494 (accessed: 21.08.2021).

17. Rothman S.B. Focusing Events and Frames: Comparing Japanese and Western Presentations of the Fukushima Incident // Asia Pacific World, 2015. № 6 (2).

18. Shi Xu. Asian discourse studies: foundations and directions // Asian Journal of Communication, 2009. № 19 (4).

19. Takekawa, S. Reconciliation Prospects and Divided War Memories in Japan: An analysis of major newspapers on the comfort women issue. In: Routledge Handbook of Memory and Reconciliation in East Asia, Kim M. (ed.). London: Routledge, 2015.

20. Ten N.V. Obraz Rossii na stranicah gazety «ZHen'min' zhibao» v 1991–2012 gg. (The Image of Russian in “Renmin ribao” 1991–2012). Vestnik RUDN. Seriya: Vseobshchaya istoriya, 2014. № 1. (In Russ.).

21. Tsuda T.G. Domesticating the Immigrant Other: Japanese Media Images of Nikkeijin Return Migrants // Ethnology, 2003, № 42(4). doi:10.2307/3773830

22. van Dijk T.A. Principles of Critical Discourse Analysis // Discourse & Society, 1993, № 4 (2).

23. Yoon C. A comparative analysis of conservative and liberal South Korean newspapers’ coverage of public protests against the import of U.S. beef. Master thesis, Iowa State University, 2012. URL: https://lib.dr.iastate.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=3544&context=etd (accessed: 01.09.2021).

24. Zhang L. & Wu D. Media Representations of China: A Comparison of China Daily and Financial Times in Reporting on the Belt and Road Initiative // Critical Arts, 2017. № 31 (6).

25. Zhao Y. Understanding China’s media system in a world historical context. In: Comparing Media Systems beyond the Western World, Hallin, D.C., Mancini, P. (eds). Cambridge: Cambridge University Press, 2011.

26. 王宇: “框架视野下的食品安全报道——以《人民日报》近10年的报道为例” (Wang Yu. Food safety reporting from the perspective of the framing theory: taking the reports of People's Daily in the past 10 years as an example.). 现代传播(中国传媒大学学报), 2012. № 34 (2). (In Chin.).

27. 郭晴, 周云红, 贾哲: “对国内报纸北京奥运报道的框架研究” (Guo Qing, Zhou Yunhong, Jia Zhe. Frame Analysis of Beijing Olympics Reports in Domestic Newspapers. Contemporary Communications, 2008). 当代传播, 2008. № 3. (In Chin.).

28. 한건수: “타자만들기: 한국사회와이주노동자의재현” (Han Kŏnsu. Making other: Representation of foreign migrant workers in Korea. Cross-cultural Studies, 2003). 비교문화연구, 2003. № 9 (2). (In Kor.).

Comments

No posts found

Write a review
Translate