Land Tax Reform in Meiji Japan and Its Outcomes
Table of contents
Share
Metrics
Land Tax Reform in Meiji Japan and Its Outcomes
Annotation
PII
S013128120012885-4-1
DOI
10.31857/S013128120012885-4
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Olesya Emelyanova 
Occupation: Researcher
Affiliation: Primakov National Research Institute of the World Economy and International Relations, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Denis Shcherbakov
Occupation: Associate Professor at the Faculty of World Economy and International Affairs
Affiliation: HSE University
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
155-166
Abstract

By the middle of the 19th century Japan faced a relative backwardness of its economic system and thus almost failed to protect its national security. Under these conditions Japanese elite made a decision to conduct radical transformation of the Japanese social and economic systems. The land tax reform was the leading positive factor in this process, which allowed to centralize the government of the country and to finance the very initial stage of Japan's industrialization. This article contributes to the discussion of the land tax reform in Japan, carried out in Meiji period, as well as its influence on the further socio-economic development of the country.

Keywords
Land tax reform, Meiji period economy, "catching up modernization", "state-national" model, land private ownership introduction
Received
03.12.2020
Date of publication
15.12.2020
Number of purchasers
6
Views
158
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 16.0 SU
All issues for 2020
2816 RUB / 56.0 SU
1 Япония в индустриальную эпоху преодолела уже не одну волну модернизаций. При этом сложный процесс трансформации хозяйственной системы зачастую не просто сопровождался сельскохозяйственной реформой, а следовал за ней. То есть преобразования в аграрном секторе, прежде всего в поземельных отношениях, становились ведущим фактором экономического прогресса. Одновременно с этим значимой характеристикой эволюции сельского хозяйства в Японии всегда оставалась строгая приверженность традиционным основам этой отрасли экономики, которая играла (и продолжает играть по сей день) немалую роль в сохранении культурных ценностей народа.
2 Правительство премьер-министра Синдзо Абэ (возглавлял страну с 2012 по 2020 г.), поставив задачу очередной модернизации страны, также объявило о том, что сельское хозяйство станет одним из центральных секторов новой экономической системы. Однако результаты этих усилий оцениваются сегодня в большей степени отрицательно. Причем основной критике подвергается именно традиционность подходов и низкий уровень производительности в этой отрасли.
3 На фоне негативной оценки преобразований в сельскохозяйственной сфере, предпринятых правительством Абэ, две земельные реформы, которые были осуществлены в Японии в 1873–1880 и 1946–1949 гг., оказались гораздо более успешными. Каждая из них создала мощные предпосылки для экономического роста и нового витка промышленного развития страны в последующих за ними периодах. При этом крестьянство каждый раз сохраняло определенный уровень консервативности на фоне протекавших изменений, формируя предпосылки к технологическим преобразованиям в иных секторах экономики.
4 Земельная реформа в период американской оккупации Японии не раз становилась предметом исследования советских ученых. Ей посвящена фундаментальная работа В.А. Попова1. В последние годы с позиции институциональной экономической теории этот вопрос рассматривался в диссертации Н.Л. Дружинина2. В более широком плане земельными отношениями и проблемами деревни в Японии XIX—XX вв. занимались такие западные специалисты, как Доре Р. и Фрэнкс П. Из работ западных специалистов, непосредственно посвященных японской земельно-налоговой реформе 1873–1880, следует отметить работу Накамуры Дж. Meiji Land Reform, redistribution of income, and saving from agriculture. Из анализа историографии можно заключить, что земельно-налоговая реформа, проведенная в Японии во второй половине XIX века, была мало затронута западными специалистами и осталась за пределами интереса отечественной науки.
1. Попов В.А. Формирование социально-экономической структуры японской деревни. М.: Наука, 1987. С. 187.

2. Дружинин Н.Л. Экономические реформы в Японии: институциональный подход: вторая половина 40х — начало 50х годов XX века: Дис… докт. эконом. наук: 08.00.01. СПб., 2010. С. 352.
5 Теоретико-методологической основой данной работы стал системный подход к изучению проблем экономического развития. Были также использованы общенаучные методы анализа и синтеза, такие как эвристический, историко-генетический, системно-структурный, нарративный.
6 К концу эпохи Токугава в Японии встречались примеры, когда представители региональной власти предпринимали попытки внедрения западных технологий. Однако концентрации капитала было недостаточно, индустриализация затрагивала только отдельные небольшие регионы страны (в основном юго-западные), которые географически и политически имели преимущества в расширении контактов с западным миром.
7 Процесс перехода страны к новому технологическому укладу на общегосударственном уровне начался лишь со сменой власти в 1868 г. В историю Японии это событие вошло под названием «Мэйдзи исин»3. Произошедшие изменения принесли с собой не только обновление технологий, но и структурную перестройку хозяйственной системы, включая социально-экономические институты. Другими словами, был осуществлен переход от японского варианта традиционной «восточной» системы («восточного феодализма») к рыночно-капиталистической системе западного типа, от аграрного общества к индустриальному.
3. Перевод этого термина на русский язык вызвал бурную полемику специалистов (Гальперин А.Л. К вопросу о генезисе капитализма в Японии // Советское востоковедение. 1956. № 5; Лещенко Н.Ф. Революция Мэйдзи в работах японских историков-марксистов. М.: Наука. 1984; Молодяков В.Э. К вопросу о характере Мэйдзи исин в контексте // Восток. 2002. № 3. С. 53–62; Молодяков В.Э. "Мэйдзи исин" — консервативная революция // Проблемы Дальнего Востока. 1993. № 6; Агаев С.Л. Мэйдзи исин: революция или реформа // Народы Азии и Африки. 1978. № 2). В наиболее нейтральном варианте перевода слово «исин» означает обновление, однако, учитывая характер изменений, последовавших за этим событием, некоторые исследователи считают возможным при переводе использовать термины революция и реставрация. По мнению авторов, если подразумевать открытие эпохи реформирования страны, то, учитывая характер коренных изменений, которые затронули все сферы общественной жизни Японии, «Мэйдзи исин» можно назвать революцией, однако по характеру политических изменений будет логичным использовать термин «реставрация Мэйдзи» или «реставрация императорской власти».
8 Но индустриализация была бы невозможна без финансового обеспечения. Все трансформационные процессы требовали вложения колоссальных материальных средств. Для решения этой задачи правительство Японии поставило перед собой первоочередную задачу консолидировать управленческие ресурсы в центральном аппарате власти. Важной составной частью этого процесса считается земельно-налоговая реформа 1873 г.4, так как она позволила централизовать финансовую систему Японии и запустить многие другие изменения, которые в дальнейшем способствовали промышленному развитию страны5.
4. Поземельный налог был введен в 1873 г. Однако в полном объеме по всей стране новая система сбора налога заработала только в 1880 г.

5. Hayami Yujiro. A Century of Agricultural Growth in Japan: It’s Relevance to Asian Development. Tokyo: University of Tokyo Press, 1975. P. 47.
9 Налоговые поступления из аграрного сектора были крайне важным элементом функционирования центральной власти, от них зависели и возможности правительства по реформированию хозяйственной системы. Связано это было с тем, что сельскохозяйственный сектор являлся основным источником формирования бюджета и покрывал в последней четверти XIX века до 80% его расходной части6. По другим данным, в 1875 г. поступления от поземельного налога составили 85% от всей суммы собранных центральным правительством налогов. Если же учитывать и региональные налоги, то доля поземельного налога составила 75% всех сборов. После снижения ставки поземельного налога, по данным 1880 г., доля его составила 76% и 67%, соответственно7. Как видно из приведенных выше цифр, поземельный налог составлял основу финансовой системы Японии.
6. Маркарьян С.Б., Молодякова Э.В. Мэйдзийская модель развития // Размышления о японской истории. М., 1996. С. 40–41.

7. Хара Акира. Нихон кэйдзай си: (История экономики Японии). 日本経済史. Токио: Хосодайгаку кёику синкокай, 1994. С. 31.
10 Непосредственно земельно-налоговой реформе предшествовали преобразования, направленные на централизацию административного управления, а также унификацию социально-экономической системы страны. Был издан ряд указов, в результате которых поэтапно вся территория Японии перешла под единый контроль центрального правительства и, главное, была введена частная собственность на землю.
11 В мае 1868 г. был издан Закон об административно-государственном устройстве (сэйтайсё), по которому в государственную собственность перешли все земли, принадлежавшие сёгунату (примерно четверть территории страны), а также были конфискованы владения 22 даймё, которые поддерживали сторону сёгуната. Власть остальных (почти 280 даймё) была частично ограничена. Таким образом, к концу 1868 г. система управления подверглась некоторому упорядочению со стороны центрального правительства.
12 В 1869 г. произошло событие, известное в японской истории как «Возвращение страны и народа императору» (хансэки хокан). Даймё, управляющие крупнейшими территориями Сацума, Тёсю, Тоса и Хидзэн, в марте 1869 г. подали на имя императора петицию об отказе в его пользу от своих прав на управление землей, находящейся в их распоряжении8. Многие другие даймё последовали этому примеру самостоятельно, остальных правительство обязало присоединиться.
8. В документе к императору говорилось: «Принципы отношения подданных к Императору и обязанности высших и низших вечны и неизменны… Вся земля — это владение императора, а люди, трудящиеся на ней, — народ императора, и никто не может использовать их в личных целях… Поэтому мы верноподданнически отказываемся от наших владений с молитвой о том, чтобы все законы издавались по указанию Императора…, чтобы господствовала единая власть во всей империи». (История Японии. М.: ИВ РАН, 1998. С. 40.)
13 Тем, кто прежде обрабатывал определенный надел земли и выплачивал за него налоги, в 1872 г. были выданы удостоверения (тикэн), официально подтверждающие владение этими наделами. В результате было напечатано 109,33 млн удостоверений земельной собственности9. Выдача удостоверений тикэн рассматривается в японской историографии как введение частной собственности на землю. Удостоверение тикэн использовалось как подтверждение прав собственности на землю до 1889 г., когда были созданы государственные реестры (дайтё), которые хранились в поместных судах10.
9. Yamamura Kozo. The Meiji Land Tax Reform and its effects // Japan in Transition: From Tokugawa to Meiji. Princeton University Press. 2014. P. 382.

10. Norman E.H. Japan's Emergence as a Modern State: Political and Economic Problems of the Meiji Period. UBC Press, 2000. P. 140.
14 Выдача удостоверений начала осуществляться в три этапа. В январе 1872 г. удостоверения стали выдавать в префектуре Токио. В эпоху Токугава в Эдо (тогдашнее название Токио) было много земель самураев (бакэдзи) и горожан (тёдзи), которые не облагались налогом. Такие преференции были предварительно отменены на основании закона, выпущенного Государственным советом в декабре 1871 г. Владение землями в Эдо в эпоху Токугава было максимально приближено на практике к понятию частной собственности, и сделки по купле-продаже земли были официально разрешены. Таким образом, выбор Токио для проведения первого этапа выдачи удостоверений на землю определялся наличием данных о рыночной стоимости земли на основании последних документов о купле-продаже. Кроме того, Токио территориально был наиболее удобным объектом для первого экспериментального шага в проведении реформы.
15 Второй этап последовал в феврале 1872 г., когда по всей стране продолжили выдаваться документы на участки, сделки на покупку которых состоялись после реставрации Мэйдзи. А с июля того же года программа распространилась на все оставшиеся земли. В этой части реформы правительство столкнулось с большими трудностями. Помимо сложности установления стоимости земли, возникало много вопросов, связанных с претензиями на одни и те же наделы со стороны нескольких претендентов на собственность. Земли, которые находились в общественном пользовании всей деревни, впервые получили юридическое оформление в июле 1889 г. как государственные11.
11. Norman E.H. Japan's Emergence as a Modern State: Political and Economic Problems of the Meiji Period. UBC Press, 2000. P. 139.
16 Одновременно с этим в феврале 1872 г. Государственным советом был выпущен Закон № 50 об отмене запрета на «бессрочную продажу земли» (Дадзёкан фукоку дай 50 го), введенный еще в 1643 г. Теперь официально разрешалась продажа, раздел, заклад и аренда земли для всего населения12. Прежде по Закону от 1643 г. не позволялась бессрочная продажа земли, возможна была только аренда на определенный период времени. Однако случалось, что крестьяне были вынуждены закладывать землю, и если не могли погасить задолженность, они продолжали возделывать свой же надел, продолжая выплачивать задолженность, фактически становился арендатором этой земли. Таким образом, при официальном запрете на продажу, земля все же передавалась во владение от одной семьи к другой. Чаще всего эта ротация обладателей земли происходила внутри деревенского сообщества, однако эта система не исключала ситуаций, когда земля уходила во владение за пределы деревни. За эпоху Токугава около 10% крестьян в северо-западных регионах страны и более 30% крестьян в центральных регионах потеряли право владения землей, а в среднем по Японии 30% земли к концу периода обрабатывалось на правах аренды13.
12. Сасаки Хироси. Тисокайсэй: (Земельно-налоговая реформа). 地租改正. Токио: Тюокоронся, 1989. С. 11.

13. Sato Osamu. Land, Labour and Market Forces in Tokugawa Japan // Factor Markets in Global Economic History. Cambridge University Press, 2009. Vol. 24. Special Issue 1. P. 172.
17 Рассмотренные выше преобразования были подготовительным этапом к проведению земельно-налоговой реформы и привели к формированию института частной собственности, при котором собственниками на землю стали крестьяне, работавшие на этой земле. О самом земельно-налоговом законопроекте было официально объявлено 28 июля 1873 г. В этот день одновременно вышли «Императорский эдикт» о земельной реформе (Дзёю), «Закон Государственного совета» (Дадзёкан фукоку), «Законоположение о земельной реформе» (Тисокайсэй дзёрэй), «Правила проведения земельно-налоговой реформы» (Тисокайсэй сико кисоку) и «Указания региональным чиновникам» (Тихокан кокороэ)14.
14. Сасаки Хироси. Тисокайсэй: (Земельно-налоговая реформа). 地租改正. Токио: Тюокоронся, 1989. С. 12.
18 Предварительно обсуждались различные варианты изменения системы сбора налога15, однако успешным оказался принципиально новый подход, предложенный в 1869 г. Кандой Такихара, а после доработанный в 1872 г. Муцу Мунэмицу. В июле 1872 г. проект Канды был принят правительством, а Муцу был приглашен возглавить Налоговую службу16. Осуществление земельно-налоговой реформы (тисокайсэй) заняло около семи лет, начавшись с префектуры Ямагути в 1873 г., а завершившись в префектуре Кагосима в 1880 г.
15. Фукусима Масао. Тисокайсэй но кэнкю: (Исследование по земельно-налоговой реформе). 地租改正の研究. Токио: Юхикаку, 1962. С. 20–43.

16. Фукусима Масао. Тисокайсэй но кэнкю: (Исследование по земельно-налоговой реформе). 地租改正の研究. Токио: Юхикаку, 1962. С. 100–154.
19 Новый земельный налог взимался центральным правительством на основе следующих принципов.
20 Налог рассчитывался от стоимости конкретного надела земли (прежде расчет производился от текущей урожайности). Причем стоимость земли определялась по-разному — либо на основе недавно совершенной сделки о купле-продаже, либо на основе информации по урожайности данной земли. Если же стоимость земли вызывала сомнения или прежде не облагалась налогом, то специальной комиссией проводилась проверка и дополнительные расчеты урожайности17.
17. Yamamura Kozo. The Meiji Land Tax Reform and its effects // Japan in Transition: From Tokugawa to Meiji. Princeton University Press. 2014. P. 386–387.
21 Была введена единая налоговая ставка в размере 3% от стоимости земли18. В процессе внедрения новой земельно-налоговой системы в некоторых регионах страны возникало недовольство среди населения. Ряд исследователей, например, Хара Акира, связывают с этими событиями последовавшие в 1876 г. снижение поземельного налога до 2,5%19 и местного налога с 1% до 0,5%, а также разрешение выдачи ссуд крестьянам под залог урожая риса20.
18. Помимо налога на землю, для сельскохозяйственного сектора были введены также налог на недвижимость и подоходный налог.

19. Хара Акира. Нихон кэйдзай си: (История экономики Японии). 日本経済史. Токио: Хосодайгаку кёику синкокай, 1994. С. 30–31.

20. Нарочницкий А.Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке, 1860–1895. М.: Издательство Академии наук СССР, 1956. С. 255.
22 Новая налоговая система предполагала сбор налогов исключительно в денежной форме. До реформы налог можно было выплачивать как деньгами, так и натуральным продуктом: общепринятым средством уплаты налога был рис.
23 Опираясь на исследование профессора Колумбийского университета Накамуры Дж., рассмотрим, как изменилась структура распределения дохода сельскохозяйственного сектора после проведения земельно-налоговой реформы.
24 Для сравнения старой и новой систем рассмотрим сначала данные по уровню налогообложения сельского хозяйства в период Токугава. Сразу следует оговориться, что из-за отсутствия унифицированной законодательной базы для сбора налогов уровень налогообложения был различным, в зависимости от региона страны. Низкий уровень налоговых поступлений мог свободно компенсироваться повышенной налоговой ставкой, доходившей в некоторых случаях до 7021—90%22.
21. Нарочницкий А.Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке, 1860–1895. М.: Издательство Академии наук СССР, 1956. С. 336.

22. Borton H. Peasant Uprising in Japan, Transactions of the Asiatic Society of Japan. XVI. P. 18.
25 Однако Накамура, опираясь на статистические данные производительности сельского хозяйства в период Токугава, пришел к выводу, что фактическая процентная ставка оказывалась ниже и могла составлять для рисовых полей 20–30%23. Связано это было с тем, что правительство не составляло кадастровых сводов в течение долгого времени24 (в некоторых районах кадастровые переписи не проводились в течение нескольких веков25), а региональная администрация в целях снижения налоговых выплат центральному правительству занижала показатели экономического потенциала регионов. Доказательством этому служат все возрастающие случаи обнаружения документов, которые свидетельствуют о ведении региональными правительствами двойной статистической отчетности о доходности сельского хозяйства — одной для бакуфу (тогдашнего правительства), другой для внутреннего использования.
23. Nakamura J. Meiji Land Reform, redistribution of income, and saving from agriculture // Economic Development and Cultural Change. Vol. 14. №.4. The University of Chicago Press, 1966. P. 431.

24. Beasley W.G. Feudal revenue in Japan at the time of the Meiji restoration // The Journal of Asian studies. 1960. Vol. XIX, № 3. P. 259.

25. Оути Хёэ, Цутия Такао. Мэйдзи дзэнки дзайсэй кэйдзай сирё сюсэй (дай нана кан): (Сборник документов по финансам и другим экономическим вопросам первой половины эпохи Мэйдзи (том 7)). 明治前期財政資料集成(第七巻). Токио: Харасёбо, 1979. C. 301, 345.
26 С учетом склонности местной администрации занижать данные по урожайности можно предположить, что анализ, проведенный Накамурой, не противоречит выводам, сделанным другим исследователем, В.Г. Бисли, который приводит данные о средней процентной ставке налога на сельскохозяйственные доходы в размере 30–40% от заявленного регионами урожая26. Кроме того, по мнению чиновника Министерства финансов Исикавы Содзиро, фактическая налоговая ставка в 1867 г. составила 25% вместо официальных 40%27. Похожие данные приводятся и в современном учебнике по истории Японии для школьников, что доказывает официальное признание этой версии японскими исследователями28.
26. Beasley W.G. Feudal revenue in Japan at the time of the Meiji restoration // The Journal of Asian studies, 1960. Vol. XIX. № 3. P. 258.

27. Такимото Сэйити. Нихон хокэн кэйдзай си: (История экономики Японии феодального периода). 日本封建経済史. Токио: Марудзэн, 1930. URL: https://dl.ndl.go.jp/info:ndljp/pid/1280343 (09.11.2020). С. 124.

28. Ториуми Ясуси, Митани Хироси, Ватанабэ Акио. Гэндай нихон си: (Новейшая история Японии). 現代日本史. Токио: Ямакава, 2006. С. 15.
27 По расчетам Дж. Накамура, реформа 1873 г. снизила налоги на сельское хозяйство до диапазона 7,5–11,8% от валового производства отрасли. Причем уровень налогов 11,9% пришелся только на середину 80-х годов, когда цены на сельскохозяйственную продукцию сильно упали. В остальные пятилетние периоды уровень налога составлял 9,5% или ниже. Средний уровень налога за весь этот период составил 9%29. Таким образом, в результате проведения земельно-налоговой реформы 1873 г. налог на сельскохозяйственных производителей был снижен с 20–30% до 9%.
29. Nakamura J. Meiji Land Reform, redistribution of income, and saving from agriculture // Economic Development and Cultural Change. Vol. 14. №.4. The University of Chicago Press, 1966. P. 436.
28 Однако не все исследователи приходят к столь оптимистичным выводам. Оути Хёэ и Цутия Такао, проведя более детальные расчеты налога на землю по отдельным префектурам, показали, что налог снизился не для всех префектур. Нашлись и примеры повышения налоговых выплат. В западной части Японии практически во всех районах — Кинки, Тюгоку, Сикоку, Кюсю, за исключением двух префектур (Окаяма, Хиросима), произошло их снижение. Но в восточной части страны (Тохоку, Хокурику, Канто, Тосан-Токай) префектур, для которых налог повысился, оказалось много. Из них самое большое повышение налога испытали префектуры Иватэ (повышение на 38,4% от прежнего объема налога, район Тохоку), Ниигата (повышение на 14,1% от прежнего объема налога, район Хокурику), Тотиги (повышение на 9,1% от прежнего объема налога, район Канто), Гумма (повышение на 10,0% от прежнего объема налога, район Канто), Сайтама (повышение на 21,6% от прежнего объема налога, район Канто), Токио (повышение на 71,2% от прежнего объема налога, район Канто)30. Однако ситуация в районе Канто может быть объяснена широко известным фактом наличия большого количества особых территорий, которые до реформы либо совсем не облагались налогом, либо облагались, но небольшим31.
30. Оути Хёэ, Цутия Такао. Мэйдзи дзэнки дзайсэй кэйдзай сирё сюсэй (дай нана кан): (Сборник документов по финансам и другим экономическим вопросам первой половины эпохи Мэйдзи (том 7)). 明治前期財政資料集成(第七巻). Токио: Харасёбо, 1979. С. 80–120.

31. Yamamura Kozo. The Meiji Land Tax Reform and its effects // Japan in Transition: From Tokugawa to Meiji. Princeton University Press. 2014. P. 394.
29 Одновременно с этим расчеты Оути и Цутии привели к интересному выводу о том, что большинство префектур в первый год после проведения реформы выплатили поземельный налог примерно на уровне 25,5% от общего объема производства. Только несколько префектур показали отклонения: Мияги (26,88%), Яманаси (28,97%) и Ямагути (28,97%) в большую сторону, а Нагано (24,06%) и Иватэ (24,88) — в меньшую32. Из этих данных можно заключить, что изменения в земельно-налоговой политике позволили устранить диспропорции в налоговом бремени между регионами.
32. Оути Хёэ, Цутия Такао. Мэйдзи дзэнки дзайсэй кэйдзай сирё сюсэй (дай нана кан): (Сборник документов по финансам и другим экономическим вопросам первой половины эпохи Мэйдзи (том 7)). 明治前期財政資料集成(第七巻). Токио: Харасёбо, 1979. Табл. 8.
30 После проведения реформы размер бюджета центрального правительства снизился, но несущественно. В 1875 г. (это первый год, когда налог был собран на основе новой налоговой системы) поземельный налог принес в казну 49,4 млн иен, что соответствовало 11,820 тыс. коку риса в расчете 4,185 иен за один коку, что было средней рыночной стоимостью на текущий год. В рамках старой системы в 1871 г. правительство получило 12,545 тыс. коку риса, в 1872 г. — 12,135 тыс., в 1873 г. — 11,240 тыс., в 1874 г. — 10,746 тыс. коку. Объем собранного налога в эти годы имел прямую корреляцию с урожайностью. Доход от поземельного налога упал в 1877 г. на 16,7% относительно 1876 г. в результате снижения налоговой ставки с 3% до 2,5%33.
33. Yamamura Kozo. The Meiji Land Tax Reform and its effects // Japan in Transition: From Tokugawa to Meiji. Princeton University Press. 2014. P. 389; Фукусима Масао. Тисокайсэй но кэнкю: (Исследование по земельно-налоговой реформе). 地租改正の研究. Токио: Юхикаку, 1962. С. 456–464.
31 При этом изменилась структура перераспределения доходной части бюджета. В 1871 г. расходная статья бюджета на государственные пособия даймё составила 4,5 млн иен, что по закону — 10% от всего бюджета (бюджет Японии 1871 г. составил 45 млн иен). Выплата пособий самураям и остальным представителям правящего класса в том же году составила 30,1 млн иен. Следовательно, суммарные выплаты пособий составили 34,6 млн иен (77% от бюджета страны)34.
34. Оути Хёэ, Цутия Такао. Мэйдзи дзэнки дзайсэй кэйдзай сирё сюсэй (дай ён кан): (Сборник документов по финансам и другим экономическим вопросам первой половины эпохи Мэйдзи (том 4)). 明治前期財政経済資料集成(第四巻). Токио: Кайдзося, 1936. Т. IV. С. 43.
32 Таким образом, государственные пособия изменялись примерно в диапазоне от 75% до 80% от бюджета страны, что соответствует 15–24%35 от фактического сельскохозяйственного производства. Соответственно, административные и капитальные расходы, предполагая баланс бюджета равный нулю, составляли 5–6% от сельскохозяйственного производства.
35. Nakamura J. Meiji Land Reform, redistribution of income, and saving from agriculture // Economic Development and Cultural Change. Vol. 14. №.4. The University of Chicago Press, 1966. P. 437.
33 Однако вскоре стало ясно, что для пореформенного бюджета страны денежные компенсации военному сословию в виде пожизненных выплат, составлявшие около трети всей доходной части, оказались непосильными. Поэтому в 1873 г. правительство предложило всем желающим добровольно получить единовременную денежную компенсацию вместо пожизненных выплат, половину которой составляли облигации государственного займа. Кроме этого, им предоставлялось право приобретения государственных земель по льготным ценам. Целью этих шагов было привлечение самурайского сословия к предпринимательской деятельности. Но отклик последовал незначительный. В связи с этим в 1876 г. правительство, которое находилось в трудном финансовом положении, перешло к принудительным мерам по капитализации доходов бывшего военного сословия. Взамен регулярных пенсионных платежей была проведена единовременная выплата в размере пенсии за 5–14 лет, в зависимости от ранга самурая. Средства же для выплаты этих компенсаций были взяты правительством из Лондонского займа, составлявшего 2,4 млн фунтов стерлингов. Такие выплаты продолжались вплоть до 1882 г. Полученные самураями в виде компенсаций значительные суммы были вложены ими в сельское хозяйство, промышленность, но в наибольшей степени — в банковскую сферу.
34 Кроме капитализации пенсий, правительство взяло на себя выплаты долгов даймё ростовщикам и торговцам, которые в общей сложности превышали 41 млн иен. Этот шаг правительства имел особое значение для торговых домов г. Осака, перед которыми задолженность была особенно значимой. Был выпущен новый заем, облигации которого не только гарантировали выплату безнадежных долгов, но и предоставляли владельцам облигаций необходимые средства для вложения в промышленные предприятия и сельское хозяйство. Такие меры способствовали превращению крупных землевладельцев и ростовщиков в акционеров и банкиров. Так, в городе Ниигата крупным землевладельцем и ростовщиком Итисимой Токудзиро в 1873 г. был создан существующий и поныне «Четвертый банк» (Дайси гинко), акционерами которого были главным образом крупные землевладельцы, занимавшие ведущие позиции в местных политических и административных сферах. Таким образом, уже для этого периода можно отметить тесное переплетение интересов землевладельцев, банковского капитала и представителей власти, которое весьма характерно для Японии.
35 В деревне посевная площадь выросла к концу 1880-х годов на 40%, объем производства сельского и лесного хозяйства за 20 лет увеличился более чем в 3,5 раза, а стоимость основного экспортного товара — шелка-сырца — в 6 раз36. Наметился стабильный рост производительности сельского хозяйства. По расчетам Накамуры Дж., за 35-летний период, с 1878–1882 по 1913–1917 гг., ежегодное увеличение производительности сельского хозяйства составило 2,5%37. Похожие данные приводит и исследователь Хаями Юдзиро: с 1880 по 1920 г. валовое производство и производительность труда в сельском хозяйстве в реальном выражении в среднем ежегодно росли на 1,8% и 2,1%, соответственно38.
36. Тобата Сэйити, Уно Кодзо. Нихон сихонсюги то ногё: (Японский капитализм и сельское хозяйство). 日本資本主義と農業. Токио: Иванами сётэн, 1959. С. 57.

37. Nakamura J. Meiji Land Reform, redistribution of income, and saving from agriculture // Economic Development and Cultural Change. Vol. 14. №.4. The University of Chicago Press, 1966. P. 428.

38. Hayami Yujiro. A Century of Agricultural Growth in Japan: It’s Relevance to Asian Development. Tokyo: University of Tokyo Press, 1975. P. 4–5.
36 Если принять к рассмотрению расчеты профессора Накамуры и сравнивать уровень налогообложения в сельскохозяйственном секторе в конце эпохи Токугава и после проведения земельной реформы, то снижение налогов составило 11–21%. Это привело к росту накопления капитала (благодаря отсутствию на рынке товаров длительного пользования и отсутствию привычки тратить свободные средства у новых собственников земли). Этот процесс усилился еще и инфляцией, которая продолжала раскручиваться до 1881 г. Рост накопления капитала, в свою очередь, стимулировал увеличение инвестиций в сельское хозяйство. Проводилось и прямое государственное стимулирование развития сельского хозяйства.
37 Таким образом, в результате земельно-налоговой реформы 1873 г. и других подготовительных к ней преобразований правительство Мэйдзи обеспечило создание централизованной системы налоговых поступлений в бюджет, условий для накопления капитала и интенсификации сельскохозяйственного производства. Все эти факторы в дальнейшем стали основой развития японской промышленности. К наиболее важным результатам этой земельно-налоговой реформы можно отнести следующие.
38 Во-первых, новая система, благодаря налогообложению в денежной форме, стала эффективным инструментом, упростившим процесс сбора налога и формирования бюджета, а фиксированная налоговая ставка позволила создать более стабильный источник государственного дохода. Теперь бюджет перестал зависеть от неурожайных лет. Это, в свою очередь, упростило процесс экономического планирования, способствовало реализации всех последующих реформ и развитию промышленности.
39 Во-вторых, была проведена унификация уровня налогообложения по всем регионам страны. Произошло снижение налоговой ставки на сельскохозяйственный сектор японской экономики, в результате чего были высвобождены некоторые ресурсы для обновления технической базы аграрного хозяйства. Кроме того, увеличилось потребление крестьянами и накопление капитала. Этот капитал чуть позже удалось аккумулировать и направить на нужды промышленного развития. Поменялись условия работы на земле, которые стали способствовать интенсификации и росту продуктивности сельскохозяйственного производства за счет инвестирования большего количества капитала в развитие хозяйства. Крестьяне стали внедрять более дорогие, но эффективные инструменты, использовать больше удобрений, вкладывать средства в ирригационные и дренажные работы.
40 В-третьих, при снижении налоговой ставки на земледелие доход центрального правительства снизился несущественно. В результате проведенного комплекса реформ произошло перераспределение доходов представителей бывшего военного сословия в пользу государства. Даймё и самураи лишились земель и других прежних источников дохода, получив взамен единовременные выплаты, и были вынуждены начать вкладывать финансовые ресурсы в зарождавшуюся промышленность.
41 В-четвертых, реформа повлияла на рост рыночной активности и эффективности использования таких ресурсов, как земля, человеческий и финансовый капитал. До реформы крестьяне не были столь сильно вовлечены в экономические процессы, как после получения разрешения свободно продавать и покупать землю. Необходимость выплачивать налог деньгами привела к увеличению включенности собственников земли в формирование рисового рынка, что ускорило интеграцию региональных рынков в общенациональный39.
39. Yamamura Kozo. The Meiji Land Tax Reform and its effects // Japan in Transition: From Tokugawa to Meiji. Princeton University Press. 2014. P. 392. См. также: Okhawa K. The Long-Term Economic Statistics. Tokyo keizai shimposha. 1967. Vol. 8. P. 166, 212, 216–217; Bank of Japan, Statistics Department. Hundred-Year Statistics of the Japanese Economy. 1966. P. 90, 474.

References

1. Druzhinin N.L. E`konomicheskie reformy` v Yaponii: institucional`ny`j podxod: vtoraya polovina 40-x — nachalo 50-x godov XX veka: Dis… dokt. e`konom. nauk: 08.00.01. SPb., 2010.

2. Markar`yan S.B., Molodyakova E`.V. Me`jdzijskaya model` razvitiya // Razmy`shleniya o yaponskoj istorii. M., 1996.

3. Narochniczkij A.L. Kolonial`naya politika kapitalisticheskix derzhav na Dal`nem Vostoke, 1860–1895. M.: Izdatel`stvo Akademii nauk SSSR, 1956.

4. Popov V.A. Formirovanie social`no-e`konomicheskoj struktury` yaponskoj derevni. M.: Nauka, 1987.

5. Outi Xyoe`, Czutiya Takao. Me`jdzi dze`nki dzajse`j ke`jdzaj siryo syuse`j (daj yon kan): (Sbornik dokumentov po finansam i drugim e`konomicheskim voprosam pervoj poloviny` e`poxi Me`jdzi (tom 4)). 明治前期財政経済資料集成(第四巻). Tokio: Kajdzosya, 1936. T. IV.

6. Outi Xyoe`, Czutiya Takao. Me`jdzi dze`nki dzajse`j ke`jdzaj siryo syuse`j (daj nana kan): (Sbornik dokumentov po finansam i drugim e`konomicheskim voprosam pervoj poloviny` e`poxi Me`jdzi (tom 7)). 明治前期財政資料集成(第七巻). Tokio: Xarasyobo, 1979.

7. Outi Xyoe`, Czutiya Takao. Me`jdzi dze`nki dzajse`j ke`jdzaj siryo syuse`j: (Sbornik dokumentov po finansam i drugim e`konomicheskim voprosam pervoj poloviny` e`poxi Me`jdzi). 明治前期財政経済資料集成(第十二巻). T. XII. Tokio: Kajdzosya, 1935.

8. Sasaki Xirosi. Tisokajse`j: (Zemel`no-nalogovaya reforma). 地租改正. Tokio: Tyuokoronsya, 1989.

9. Takimoto Se`jiti. Nixon xoke`n ke`jdzaj si: (Istoriya e`konomiki Yaponii feodal`nogo perioda). 日本封建経済史. Tokio: Marudze`n, 1930. URL: https://dl.ndl.go.jp/info:ndljp/pid/1280343 (09.11.2020).

10. Tobata Se`jiti, Uno Kodzo. Nixon sixonsyugi to nogyo: (Yaponskij kapitalizm i sel`skoe xozyajstvo). 日本資本主義と農業. Tokio: Ivanami syote`n, 1959.

11. Toriumi Yasusi, Mitani Xirosi, Vatanabe` Akio. Ge`ndaj nixon si: (Novejshaya istoriya Yaponii). 現代日本史. Tokio: Yamakava, 2006.

12. Fukusima Masao. Tisokajse`j no ke`nkyu: (Issledovanie po zemel`no-nalogovoj reforme). 地租改正の研究. Tokio: Yuxikaku, 1962.

13. Xara Akira. Nixon ke`jdzaj si: (Istoriya e`konomiki Yaponii). 日本経済史. Tokio: Xosodajgaku kyoiku sinkokaj, 1994.

14. Bank of Japan, Statistics Department. Hundred-Year Statistics of the Japanese Economy. 1966.

15. Beasley W.G. Feudal revenue in Japan at the time of the Meiji restoration // The Journal of Asian studies. XIX. № 3. 1960.

16. Borton H. Peasant Uprising in Japan, Transactions of the Asiatic Society of Japan. XVI.

17. Hayami Yujiro. A Century of Agricultural Growth in Japan: It’s Relevance to Asian Development. Tokyo: University of Tokyo Press, 1975.

18. Hayami Yujiro. The Changing Nature of the Agricultural Problem in Japan’s Economic Development // Priorities and Strategies in Rural Poverty Reduction: Experiences from Latin America and Asia. New-York, Inter-American Development Bank, 2004.

19. Nakamura J. Meiji Land Reform, redistribution of income, and saving from agriculture // Economic Development and Cultural Change. Vol. 14. №.4. The University of Chicago Press, 1966.

20. Norman E.H. Japan's Emergence as a Modern State: Political and Economic Problems of the Meiji Period. UBC Press, 2000.

21. Sato Osamu. Land, Labour and Market Forces in Tokugawa Japan // Factor Markets in Global Economic History. Vol. 24. Special Issue 1. Cambridge University Press 2009.

22. Yamamura Kozo. The Meiji Land Tax Reform and its effects // Japan in Transition: From Tokugawa to Meiji. Princeton University Press. 2014.