The PRC's Overseas Chinese Policy Formation before the Period of Reform and Opening-up
Table of contents
Share
Metrics
The PRC's Overseas Chinese Policy Formation before the Period of Reform and Opening-up
Annotation
PII
S013128120012884-3-1
DOI
10.31857/S013128120012884-3
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alina Afonasieva 
Occupation: Leading Researcher
Affiliation: Institute of Far Eastern Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, App. 42, 1/3, Igralnaya st.
Edition
Pages
25-40
Abstract

Based on the study of legal and historical documents, the article by two directions analyzes the overseas Chinese policy, including the policy for emigrant’s relatives and re-emigrants from the establishing of the PRC to the beginning of the “cultural revolution”. The external direction contains the data of the protection of emigrants’ rights and interests, requirements, working methods and approaches of the PRC to Chinese diaspora. The internal direction includes the PRC’s policy of attracting investments and remittances, political, legal, and socio-economic guarantees for Overseas Chinese, their relatives, and re-emigrants in the PRC. It also evaluates the impact of the "cultural revolution" in China's diaspora policy.

Keywords
Overseas Chinese, huaqiao (Chinese emigrants), huaren (ethnic Chinese with foreign citizenship), re-emigrants, emigrant’s relatives, the PRC, “cultural revolution”
Received
03.12.2020
Date of publication
15.12.2020
Number of purchasers
10
Views
592
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2020
1 На момент образования 1 октября 1949 г. Китайской Народной Республики (КНР) возглавившая ее Коммунистическая партия Китая (КПК) уже имела опыт работы с китайскими эмигрантами и их сообществами за рубежом, полученный в жесткой конкуренции с партией Гоминьдан (ГМД), пользовавшейся значительным влиянием в среде зарубежной китайской буржуазии и выступавшей гарантом защиты прав китайских эмигрантов и этнических китайцев до создания КНР. В частности, КПК был принят ряд документов, имеющих отношение к зарубежным китайцам1, сформирован аппарат для работы с ними2, отдельные зарубежные китайцы стали членами КПК. У партии была конкретная программа действий, обещающая зарубежным китайцам защиту прав и интересов в Китае и за рубежом; льготы для инвестиций, содействие в создании торгово-промышленных отраслей, благоприятный инвестиционный климат; приглашение развивать промышленность в советских районах Китая (1935 г.), приглашение в пограничный район для получения образования, сопротивлению Японии или развития торгово-промышленной деятельности (1941 г.). Под эгидой КПК работали общественные организации китайских эмигрантов и реэмигрантов3.
1. «Письмо-обращение КПК ко всем соотечественникам во имя сопротивления Японии и спасения Родины («Манифест 1 августа (ба и сюань янь)»» (1935); «Резолюция о современной политической ситуации и задачах партии» (1935); «Директива ЦК КПК о тихоокеанском едином антияпонском фронте и работе хуацяо» (1941); «Манифест КПК о войне на Тихом океане» (1941); «Директива ЦК КПК о тихоокеанском едином антияпонском фронте» (1941); «Политическая программа Шэньси-Ганьсу-Нинсяского пограничного района» (1941 г. — пункт 18 касается хуацяо); «Проект плана экономического строительства Шэньси-Ганьсу-Нинсяского пограничного района 1942 г.» (пункт 1.6 касается хуацяо); «Общая программа НПКСК» (1949).

2. Представительство 8й армии в Гонконге (1938.); Комитет по работе с заграницей в гор. округе Яньань (1942); Специальная группа по изучению работы с заграницей при Отделе политических исследований ЦК КПК (1942); Комитет по делам китайских эмигрантов при Административном совете Центрального народного правительства КНР (1949).

3. «Представительство оставшихся в Яньане хуацяо» (1937); «Ассоциация хуацяо по спасению Родины» (1938 г., сев. пров. Шэнси); «Яньаньская ассоциация хуацяо по спасению Родины» — 1940 г. (в 1946 переименована в «Яньаньскую ассоциацию хуацяо», в 1948 — в «Ассоциацию реэмигрантов освобожденных районов Китая», в 1956 — во «Всекитайскую ассоциацию реэмигрантов»).
2 После образования КНР и бегства гоминьдановцев на Тайвань правительство Чан Кайши все еще сохраняло посольства и консульства за рубежом и имело значительное влияние на многие китайские общины в ЮВА, в США и других странах. Правительство КНР в первые годы своего существования посольств и консульств за рубежом не имело, и, следовательно, пока уступало гоминьдановцам в части влияния на диаспору в отдельных странах.
3 Сложная международная обстановка, попытка изоляции КНР и поддержка тайваньского правительства со стороны стран Запада, всплеск антикитайских настроений в странах ЮВА после обретения ими независимости в 1950-х годах, а также нехватка экономических ресурсов в КНР после победы в гражданской войне не позволяли КНР в первые годы своего существования оказывать реальную поддержку китайцам за рубежом. Напротив, страна рассчитывала на помощь зарубежных китайцев в становлении КНР на внешнеполитической арене и во внутреннем социально-экономическом подъеме. Политика КНР в отношении хуацяо условно подразделялась на внешнюю (касающуюся собственно китайских эмигрантов за рубежом) и внутреннюю (касающуюся родственников эмигрантов, реэмигрантов, а также инвестиций и пожертвований хуацяо в КНР).
4

Во внешней работе КНР с китайской диаспорой в период до «культурной революции» (1949–1965 гг.) произошли качественные изменения и новации.

5 1. Детализация понятий зарубежные китайцы, хуацяо, хуажэнь
6 До 1950 г. всех зарубежных китайцев, безотносительно гражданства, рассматривали как подданных КНР и даже учитывали их в общей численности населения страны, считая «право крови» ключевым принципом при определении гражданства. Документально понятие хуацяо как проживающие за рубежом китайцы—граждане КНР и отказ рассматривать в качестве хуацяо китайцев с иностранным гражданством было впервые закреплено в «Директиве ЦК КПК о работе с эмигрантами за рубежом — 1952»4. Признание «права почвы»5 правительством КНР произошло в апреле 1955 г. после подписания «Договора Китайской Народной Республики и Республики Индонезия о двойном гражданстве», где за китайскими эмигрантами было закреплено право добровольного сохранения гражданства КНР, выбора иностранного гражданства при отказе от гражданства КНР и восстановлении гражданства КНР после отказа от иностранного гражданства. Однако китайцы с иностранным гражданством, участвующие в политической деятельности страны пребывания, теряли право на восстановление гражданства КНР. При этом КНР и Индонезия обязались не препятствовать хуацяо в выборе гражданства6. Несмотря на то, что договор был ратифицирован только в 1960 г., он заложил юридическую основу для решения вопроса о гражданстве зарубежных китайцев в целом. В теоретическом плане произошло окончательное размежевание ранее неделимого понятия зарубежные китайцы, к хуацяо (китайским эмигрантам) стали относить исключительно граждан КНР, проживающих за рубежом, а принявших иностранное гражданство китайцев перестали считать хуацяо. Фактически с этого момента начинает формироваться понятие хуажэнь (этнические китайцы).
4. Чжунгун Чжунъян гуанъюй хайвай цяоминь гунцзо дэ чжибяо: (Директива ЦК КПК о работе с эмигрантами за рубежом) // Чжунгун данши цзяосюе цянькао чжиляо ди 19 цэ: (Учебные справочные материалы по истории КПК) /отв. ред. Цзян Вэньчэн. Пекин: Издательство Академии национальной обороны НОАК, 1986. C. 429–430. URL: https://xcb.cwnu.edu.cn/info/1008/3072.htm (дата обращения: 02.10.2020).

5. «Право почвы» признавалось правительством КНР только в отношении проживающих за рубежом китайцев, в отношении иностранцев некитайского происхождения, родившихся на территории КНР, такого принципа не было.

6. Чжунхуа жэньминь гунхэго хэ Иньдунисия гуаньюй шуанчун гоцзи вэньти дэ тяоюе: (Договор Китайской Народной Республики и Республики Индонезия о двойном гражданстве). URL: http://www.npc.gov.cn/wxzl/gongbao/2000–12/23/content_5000688.htm (дата обращения: 03.10.2020).
7 2. Эволюция подходов к защите прав и интересов хуацяо за рубежом
8 Сохраняя приверженность выдвинутому в 1948 г. Мао Цзэдуном курсу на защиту интересов хуацяо за рубежом, в КНР в 1949–1953 гг. стали делать акцент на сплочении хуацяо за рубежом для самостоятельной защиты собственных законных прав и интересов. Письменно вопрос самостоятельной защиты китайскими эмигрантами своих интересов был зафиксирован в опубликованных ЦК КПК «Некоторых идеях о работе единого фронта китайских эмигрантов и работе сообществ в капиталистических странах», подготовленных партийной ячейкой Комитета по делам хуацяо при Госсовете КНР. Разработанные в 1950 г. МИДом КНР «Предложения по решению проблем бойкота и притеснений китайских эмигрантов» и «Первичные предложения по проблемам китайских эмигрантов в братских странах» по сути носили декларативный характер. Правительству КНР рекомендовалось бороться с притеснениями прав китайских эмигрантов посредством публикаций строгих заявлений и протестов, китайских эмигрантов в свою очередь призывали уважать законы и обычаи стран пребывания. Однако в отдельных положениях этих документов просматриваются идеи, которые в дальнейшем использовались в процессе формирования теории работы КНР с диаспорой. В частности, посредническая роль посольств братских стран в мониторинге ситуации и решении проблем хуацяо на территории не дружественных КНР стран, требование от китайских эмигрантов соблюдения законодательства принимающих стран. Принятая в 1952 г. «Директива ЦК КПК о работе с эмигрантами за рубежом» подтвердила необходимость защиты законных прав и интересов китайских эмигрантов и выдвинула тезис о необходимости служить эмигрантам. Принятая в сентябре 1954 г. Конституция КНР закрепила в 98 статье обязанность страны защищать законные права и интересы хуацяо за рубежом. При этом управление делами хуацяо, согласно 49 статье Конституции-1954, было закреплено за Госсоветом КНР. В работе с хуацяо был взят курс на содействие долгосрочному пребыванию эмигрантов в принимающих странах. С 1956 г., наряду с сохранением акцента на уважении китайцами за рубежом традиций и обычаев стран пребывания, власти КНР в обращениях к зарубежным коллегам настаивали на необходимости разрешить хуацяо и хуажэнь сохранять и собственные традиции, обычаи и язык. Китайские лидеры неоднократно обращали внимание своих иностранных коллег на то, что бизнес хуацяо долгое время формировался на территории принимающих стран и любой удар по нему может негативно сказаться на экономическом развитии этих стран, подчеркивая этим важность для иностранных государств встать на защиту законных прав и интересов китайских эмигрантов.
9 В целом политика защиты интересов китайцев за рубежом была вписана во внешнеполитическую стратегию КНР по укреплению своего положения в мире и никогда не шла вразрез с текущими интересами государства. КНР не выступала на стороне соотечественников в случаях их притеснения со стороны местных властей, если это было чревато потерей стратегических позиций КНР в странах пребывания эмигрантов, и рассчитывала на понимание со стороны зарубежных китайцев по данному вопросу. К слову, так же до образования КНР поступали и гоминьдановцы.
10 3. Эволюция требований, предъявляемых к хуацяо со стороны КНР
11 В 1949–1952 гг. от эмигрантов ожидали пожертвований на военные нужды КНР и активного участия в идеологической борьбе со сторонниками Чан Кайши и империалистами в китайских сообществах за рубежом. «Директива ЦК КПК о работе с эмигрантами за рубежом» от 1952 г.7 дополнительно выдвинула требования не участвовать в действиях, нацеленных на прямое свержение местной власти, работать открыто и законно. В 1953 г. руководство Комитета по делам хуацяо при Административном совете Центрального народного правительства КНР озвучило миссию хуацяо — быть посланцами мира и содействовать дружбе Китая с принимающими странами. С 1956 г. хуацяо стали называть соединительным мостом между Китаем и странами пребывания8, а также считать их важной силой возвращения Тайваня в лоно Китая и завершения великого дела воссоединения Родины9. В 1957–1959 гг. правительство КНР призывало китайскую буржуазию за рубежом соблюдать порядки и законы стран пребывания, одобряло сотрудничество капитала хуацяо с национальным капиталом стран пребывания, особенно участие хуацяо в промышленном строительстве. Бизнес хуацяо должен был стать частью национальной экономики этих стран10.
7. Чжунгун Чжунъян гуанъюй хайвай цяоминь гунцзо дэ чжибяо: (Директива ЦК КПК о работе с эмигрантами за рубежом) // Чжунгун данши цзяосюе цянькао чжиляо ди 19 цэ: (Учебные справочные материалы по истории КПК) /отв. ред. Цзян Вэньчэн. Пекин: Издательство Академии национальной обороны НОАК, 1986. C. 429–430. URL: https://xcb.cwnu.edu.cn/info/1008/3072.htm (дата обращения: 02.10.2020).

8. Ван Сяопин, Чжао Цзянь. Синь Чжунго цяоу чжэнцэ хуэйгу: (Обзор политики Нового Китая по делам эмигрантов) // Синь Чжунго цяоу чжэнцэ ди люши нянь хуэйгу юй таньси: (Обзор и анализ политики Нового Китая по делам эмигрантов за 60 лет) /гл. ред. Ван Сяопин. Пекин, 2010. С. 20.

9. Ляо Чэнчжи вэньцзи (шанцзюань): (Собрание сочинений Ляо Чэнчжи (том 1)). Пекин, 1990. С. 297.

10. Ван Сяопин, Чжао Цзянь. Синь Чжунго цяоу чжэнцэ хуэйгу: (Обзор политики Нового Китая по делам эмигрантов) // Синь Чжунго цяоу чжэнцэ ди люши нянь хуэйгу юй таньси: (Обзор и анализ политики Нового Китая по делам эмигрантов за 60 лет) /гл. ред. Ван Сяопин. Пекин, 2010. С. 14–16.
12 Менялись требования КНР и к печатным изданиям хуацяо. В 1952 г. главными задачами газет хуацяо стали: пропаганда достижений Китая в политике, экономике, культуре, образовании, здравоохранении, освещение успехов цяосян (малой родины эмигрантов), сплочение широких масс хуацяо и воспитание их в духе патриотизма; разъяснение общей программы НПКСК (Народный политический консультативный совет Китая) и всех политических мер китайского правительства; освещение инцидентов с притеснениями китайских эмигрантов, твердость в отстаивании позиции по защите законных прав и интересов китайских эмигрантов, охват максимально широкой аудитории11. С 1957 г. редакциям было рекомендовано помещать на первую полосу больше сообщений местных информационных агентств. С одной стороны, газеты должны были заниматься пропагандой и пробуждать патриотические чувства в среде зарубежных китайцев, с другой стороны, формировать лояльное и дружественное отношение хуацяо-хуажэнь к странам пребывания12.
11. Ван Сяопин, Чжао Цзянь. Синь Чжунго цяоу чжэнцэ хуэйгу: (Обзор политики Нового Китая по делам эмигрантов) // Синь Чжунго цяоу чжэнцэ ди люши нянь хуэйгу юй таньси: (Обзор и анализ политики Нового Китая по делам эмигрантов за 60 лет) /гл. ред. Ван Сяопин. Пекин, 2010. С. 18–19.

12. Ляо Чэнчжи вэньцзи (шанцзюань): (Собрание сочинений Ляо Чэнчжи (том 1)). Пекин, 1990. С. 342.
13 Эти требования менялись в соответствии с изменениями внешнеполитической обстановки и изменениями стратегии КНР от стремления к контролю над соседними странами ЮВА в начале 1950-х к заявленному налаживанию добрососедских отношений с ними с середины 1950-х годов и экономическому вписыванию хуацяо в принимающее общество без потери собственной идентичности в целях дальнейшего сотрудничества с КНР.
14 4. Формирование методов и подходов к работе с диаспорой.
15 В конце 1949 г. руководство КНР подтвердило курс КПК на призыв хуацяо возвращаться на родину, выдвинутый еще 1948 г., приглашая китайских эмигрантов на постоянное жительство в КНР и гарантируя им всестороннюю поддержку. Однако к середине 1950 г. этот курс был скорректирован и уже звучал как «вернувшихся безоговорочно принимаем, но никого не призываем возвращаться». В 1953 г. власти КНР и вовсе заговорили о необходимости стимулировать эмигрантов оставаться за рубежом, а с 1954 г. эта необходимость становится руководящим курсом в работе с диаспорой, согласно которому китайцы за рубежом должны были вписываться в принимающее общество, становиться его частью, не теряя при этом своей китайской идентичности. Речь шла лишь об адаптации, а не об ассимиляции китайских эмигрантов. То есть и от проживающих иностранцев китайского происхождения страна не собиралась отказываться в полной мере.
16 В КНР придавали большое значение включению зарубежных китайцев в информационное пространство страны, формированию у диаспоры «правильных» представлений о реалиях Нового Китая. С этой целью в 1952 г. была создана Служба новостей Китая (CNS), рассчитанная на широкую аудиторию хуацяо.
17 Лидеры страны публично высоко оценивали достижения хуацяо. В частности, в 1955 г. Мао Цзэдун, говоря о заслугах г-на Чэнь Цзягэна, выдающегося лидера среди китайских эмигрантов, внесшего весомый вклад в победу Китая в японо-китайской войне 1937–1945 гг., произнес знаменитую фразу Хуацяо цичжи, миньцзу гуанхуэй (в переводе с кит. — «Знамя китайских эмигрантов — свет нации»)13, что стало похвалой не только Чэнь Цзягэну, но и всем китайцам за рубежом.
13. Ли Даньян. Чэнь Цзягэн: хуацяо цичжи миньцзу гуанхуэй: (Чэнь Цзягэн: Знамя китайских эмигрантов — свет нации). URL: http://www.chinaqw.com/hqhr/2019/10–21/234582.shtml (дата обращения: 05.10.2020).
18 Ближе к середине 1950-х годов КНР получила возможность вести активную работу с хуацяо за рубежом через свои дипломатические представительства, которые по мере роста признания страны в мире стали вытеснять гоминьдановские представительства.
19 В 1949–1965 гг. и в первые годы «культурной революции» КНР использовали метод давления на представителей зарубежной китайской буржуазии через родственников и обещания вернуть или не трогать собственность в КНР. Однако ввиду неэффективности способа и подрыва доверия инвесторов-хуацяо в начале 1970-х руководство КНР от этой практики отказалось.
20 Главной целью всех этих подходов и методов было поставить под контроль зарубежную китайскую диаспору, оторвав ее от ГМД, получить ее поддержку на внешнеполитической арене и финансовые ресурсы для экономического строительства КНР.
21

Во внутренней работе КНР с китайской диаспорой в период до «культурной революции» (1949–1965 гг.) был накоплен богатый опыт.

22 1. В области привлечения инвестиций хуацяо
23 Со второй половины 1950 г. руководство КНР начало работать над созданием благоприятного для хуацяо инвестиционного климата в КНР и призывать хуацяо инвестировать в приоритетные для КНР проекты, в частности, засевание каучуком пустующих земель на острове Хайнань. Были выработаны некоторые правила инвестирования: 1) хуацяо должны были создавать на территории КНР частные или государственно-частные компании (частные партнеры — исключительно хуацяо). Причем в одной провинции или городе не могло быть более одной государственно-частной компании; 2) инвестиции хуацяо должны отвечать интересам национальной экономики и народного благосостояния; 3) льготы инвесторам должны быть предоставлены в соответствии с 30-й статьей Общей программы НПКСК14.
14. Ван Сяопин, Чжао Цзянь. Синь Чжунго цяоу чжэнцэ хуэйгу: (Обзор политики Нового Китая по делам эмигрантов) // Синь Чжунго цяоу чжэнцэ ди люши нянь хуэйгу юй таньси: (Обзор и анализ политики Нового Китая по делам эмигрантов за 60 лет) /гл. ред. Ван Сяопин. Пекин, 2010. С. 29.
24 В июне 1951 г. привлечение инвестиций хуацяо было признано частью долгосрочного политического курса по работе с китайскими эмигрантами. Инвесторам гарантировали господдержку в приоритетных отраслях экономики — горнодобывающая промышленность, строительство, производство каучука, сахарная промышленность15. На данном этапе приоритетными фактически считались портфельные инвестиции хуацяо. Предполагалась продажа инвесторам-хуацяо акций некоторых проектов в указанных отраслях экономики, при этом отмечалось, что доля хуацяо в проектах не должна быть слишком большой. В случае успеха эксперимента могли увеличить число инвестиционных проектов и расширить круг приоритетных отраслей экономики.
15. Ван Сяопин, Чжао Цзянь. Синь Чжунго цяоу чжэнцэ хуэйгу: (Обзор политики Нового Китая по делам эмигрантов) // Синь Чжунго цяоу чжэнцэ ди люши нянь хуэйгу юй таньси: (Обзор и анализ политики Нового Китая по делам эмигрантов за 60 лет) /гл. ред. Ван Сяопин. Пекин, 2010. С. 30.
25 К сентябрю 1953 г., после провозглашения генеральной линии партии на переходный период16, КПК фактически еще в большей мере подтвердила приоритет портфельным инвестициям хуацяо, постепенно сворачивая деятельность частных и государственно-частных предприятий и настаивая на исключительной компетенции государства в привлечении, освоении и контроле за освоением инвестиций хуацяо. Это по сути лишало хуацяо прав управления собственным капиталом и принятия решений по развитию бизнеса в КНР. Инвестиции хуацяо направлялись в государственные инвестиционные компании через покупку инвесторами ценных бумаг — аналогов облигаций госзайма. Таким образом осуществлялось социалистическое преобразование капитала хуацяо в КНР.
16. Под переходным периодом понимался длительный этап с момента образования КНР 1 октября 1949 г. до завершения социалистических преобразований в стране. Генеральной линией партии и основными задачами на это время стали: в целом осуществить индустриализацию страны и социалистические преобразования в сельском хозяйстве, ремесленном производстве, капиталистической промышленности и торговли.
26 В августе 1955 г. ПК ВСНП было принято и опубликовано «Положение о подаче заявок хуацяо на освоение пустынных гор и целинных земель», содержащее 12 статей17. Целью документа стало создание благоприятного климата для инвестиций хуацяо и открытия ими сельскохозяйственных, лесохозяйственных и животноводческих предприятий. «Положение» подразумевало 4 модели хозяйственной деятельности: частный бизнес (единоличное хозяйствование, совместное предприятие, акционерная компания); государственно-частное предприятие (если у хуацяо есть желание, а у государства потребность в совместном управлении предприятием); индивидуальные предприниматели; кооперативы. В зависимости от модели хозяйственной деятельности устанавливалась плата за пользование государственной землей, со всех инвесторов взымался налог на ведение сельского, лесного хозяйства и на животноводство, который мог быть снижен или отменен в случае отсутствия доходов.
17. Хуацяо шэньцин шиюн гою дэ хуаншань хуанди тяоли. 1955: (Положение о подаче заявок хуацяо на освоение пустынных гор и целинных земель. 1955). URL: http://www.npc.gov.cn/wxzl/wxzl/2008–12/15/content_1462103.htm (дата обращения: 03.09.2020).
27 В августе 1957 г. в целях защиты интересов и удовлетворения запросов инвесторов-хуацяо Госсовет принял первый нормативный акт о привлечении инвестиций хуацяо — «Возможности льгот для хуацяо, инвестирующим в государственно-частные (эмигрантские) инвестиционные компании»18. Согласно этому документу хуацяо-инвесторы могли рассчитывать на 4 вида льгот: 1) акционерный капитал хуацяо после завершения строительства социализма по-прежнему оставался в собственности инвесторов. В обычных случаях его можно было вернуть в юанях по истечении 12 лет; 2) дивиденды по акциям составляли 8% годовых и выплачивались в юанях; 3) полученные дивиденды после разрешения органов валютного контроля можно было вывести за рубеж, но в объеме не более 50% от годовой прибыли по дивидендам; 4) нуждающиеся в трудоустройстве инвесторы имели приоритетное право поступления на работу в зависимости от потребностей конкретных компаний и личной ситуации.
18. Хуацяо тоцзы юй гоин хуацяо тоуцзы гунсы дэ юдай баньфа. 1957: (Возможности льгот для хуацяо, инвестирующим в государственно-частные (эмигрантские) инвестиционные компании. 1957). URL: http://www.law-lib.com/law/law_view1.asp?id=93993 (дата обращения: 03.09.2020).
28 Инвестиционную политику КНР в отношении хуацяо 1949–1959 гг. нельзя считать совершенной, она была нацелена преимущественно на поддержку формально государственно-частных (эмигрантских) предприятий, на деле управляемых исключительно государством. Обращает на себя внимание искусственное ограничение доли инвесторов-хуацяо в проектах и лимитирование числа государственно-эмигрантских предприятий в провинциях и городах. Что в целом указывает на некоторое недоверие правительства КНР к хуацяо. В эти годы недоверие к инвестиционному климату КНР было и со стороны хуацяо, что проявилось в малых объемах инвестиций хуацяо по сравнению с их реальными инвестиционными возможностями. В таком виде политика привлечения инвестиций хуацяо просуществовала до начала «культурной революции» в 1966 г.
29 1. В отношении денежных переводов хуацяо
30 В 1949–1965 гг. политика по денежным переводам хуацяо родственникам в КНР базировалась на трех установках, продиктованных реальным положением дел в стране. Этими установками являлись: благоприятствование денежным переводам — неприкосновенность денежных переводов — защита прав собственности на денежные переводы хуацяо.
31 Благоприятствование денежным переводам хуацяо было закреплено в 37 статье Общей программы НПКСК накануне создания КНР (30 сентября 1949 г.), так как руководство КПК понимало, что эти средства являются важнейшим источником, обеспечивающим валютные поступления в страну, сопоставимые по объему с 50% валютных дохода КНР от экспорта в капиталистические страны. Кроме того, переводы были главным источником средств к существованию порядка 2% населения КНР того времени (реэмигрантов и родственников эмигрантов), они содействовали экономическому строительству цяосян (малой родины эмигрантов) и социально-экономическому развитию окрестных территорий.
32 В 1950 г. Центральное правительство КНР подтвердило свою приверженность этой установке, в частности, с 1950 г. при поддержке Правительства КНР в некоторых банках были открыты отделы обслуживания хуацяо, родственников хуацяо и реэмигрантов.
33 Однако в 1952 г. руководство КНР было вынуждено изменить подходы к политике по денежным переводам, сделать акцент на неприкосновенность денежных переводов для третьих лиц. Установка на неприкосновенность стала ответом на превышения полномочий при проведении аграрной реформы (1950 г.) некоторыми чиновниками на местах, которые налагали арест на денежные переводы, навязывали родственникам эмигрантов и реэмигрантам кредиты, фактически вымогали у них деньги, принуждая вносить «пожертвования», приравнивали денежные перевод к нетрудовым доходам и на этом основании классифицировали реэмигрантов и родственников эмигрантов как помещиков или кулаков (зажиточных крестьян), чьи излишки собственности и дохода подлежали конфискации. Это привело к сокращению объема денежных переводов хуацяо, и, следовательно, сокращению валютных доходов КНР. «Доклад партийной ячейки Народного банка Китая и партийной ячейки Комитета по делам хуацяо при Госсовете КНР о денежных переводах и инвестициях китайских эмигрантов» от 1952 г. запретил приравнивать денежные переводы к нетрудовым доходам и посягать на них19. Однако местные власти зачастую продолжали игнорировать позицию Центрального правительства по денежным переводам хуацяо.
19. Ян Шихун. Син Чжунго цяохуэй гунцзо дэ лиши каоча (1949–1966 нянь): (Исторические исследования по работе с денежными переводами эмигрантов в Новом Китае (1949–1966 гг.)). URL: http://www.chinaqw.com/news/200809/24/131813.shtml (дата обращения: 06.10.2020).
34 В феврале 1955 г. Госсовет КНР издал «Приказ о политике последовательной защиты денежных переводов хуацяо»20. Документ официально закрепил за денежными переводами хуацяо статус трудового дохода или дохода от профессиональной деятельности, имеющего целевое назначение — содержать родственников в КНР. Получение денежных переводов от хуацяо признавалось законным правом реэмигрантов и родственников эмигрантов в КНР. Отмечалось, что эти переводы играют активную роль в государственном строительстве, в особенности в развитии территорий, где проживают получатели переводов. Документ предписывал чиновникам, в особенности на низовых уровнях, глубже вникать в вопрос денежных переводов хуацяо, осознавать роль этих средств для развития страны.
20. Гоуюань гуаньюй гуаньчэ баоху цяохуэй чжэньцэ дэ минлин. 1955: (Приказ о политике последовательной защиты денежных переводов хуацяо. 1955). URL: http://www.gqb.gov.cn/node2/node3/node5/node9/node102/userobject7ai1564.html (дата обращения: 06.10.2020).
35 Данная политика имела краткосрочный эффект увеличения денежных переводов хуацяо, но в целом ее нельзя признать эффективной, так как продолжали иметь место злоупотребления на местах и игнорирование некоторыми низовыми чиновниками вышерассмотренного приказа Госсовета. В годы «большого скачка» (1957–1960) объем денежных переводов хуацяо резко сократился, вместо этого хуацяо отправляли родственникам в КНР продукты питания и непродовольственные товары первой необходимости, недоступные в стране в связи с начавшимся масштабным экономическим кризисом и голодом.
36 Для увеличения объемов денежных переводов хуацяо в КНР ЦК КПК в 1961 г. выпустил ряд документов21, предписывающих местным чиновникам на всех территориях, где проживают реэмигранты (включая вернувшихся студентов) и родственники эмигрантов, контролировать ход реализации политики Центрального правительства в отношении денежных переводов хуацяо и не допускать действий, идущих вразрез с этой политикой.
21. «Замечания о решении вопросов распределения жилья и домашней утвари родственников хуацяо и реэмигрантов, присвоения денежных переводов хуацяо в процессе кампании по «упорядочению стиля работы и упорядочению коммун» в деревне»; «Постановление о решительном исправлении ошибок безвозмездного перераспределения ресурсов и полной компенсации»; «Срочный указ по вопросу борьбы за денежные переводы хуацяо».
37 Нормативно-правовые акты и заявления представителей Комитета по делам хуацяо в части привлечения денежных переводов хуацяо обеспечили результативность принятых политических мер по этому вопросу — к 1965 г. объемы денежных переводов хуацяо вновь выросли.
38 1. В области социально-экономических гарантий реэмигрантам и родственникам эмигрантов
39 Несмотря на сворачивание в 1950–1954 гг. курса партии на призыв китайских эмигрантов возвращаться в КНР, КПК по-прежнему гарантировала прием, адресную помощь, возможность получения образования и трудоустройства всем китайским реэмигрантам, кто был вынужден вернуться в страну.
40 Одной из категорий реэмигрантов стали китайские беженцы, вынужденно вернувшиеся в КНР из-за притеснения в странах пребывания. Этой наиболее многочисленной группе реэмигрантов был гарантирован прием в КНР в соответствии с «Директивой ЦК КПК о работе с эмигрантами за рубежом»22 от 1952 г. Беженцами занимались Комитет по делам хуацяо при Госсовете КНР и Комитет КНР по приему и размещению реэмигрантов, специально созданный Госсоветом для усиления работы по размещению беженцев. В документе «Курс партии по внутренней работе с делами китайских эмигрантов в переходном периоде», подготовленном Ляо Чэнчжи в 1956 г. для Чжоу Эньлая, подчеркивалась необходимость размещения реэмигрантов в зависимости от страны прежнего проживания и преимущественно в деревнях, необходимость их задействования в деле строительства социализма23. В 1950–1954 гг. руководство КНР стало постепенно переходить от оказания долгосрочной помощи реэмигрантам к их социализации и вовлечению в экономическое строительство КНР. Так как большинство беженцев до возвращения в КНР имели опыт в растениеводстве, то специально для них было принято решение создавать фермерские хозяйства китайских эмигрантов (хуацяо нунчан) в трех южных провинциях — Гуандун, Фуцзянь и Хайнань, являющихся малыми родинами эмигрантов.
22. Чжунгун Чжунъян гуанъюй хайвай цяоминь гунцзо дэ чжибяо: (Директива ЦК КПК о работе с эмигрантами за рубежом) // Чжунгун данши цзяосюе цянькао чжиляо ди 19 цэ: (Учебные справочные материалы по истории КПК) /отв. ред. Цзян Вэньчэн. Пекин: Издательство Академии национальной обороны НОАК, 1986. C. 429–430. URL: https://xcb.cwnu.edu.cn/info/1008/3072.htm (дата обращения: 02.10.2020).

23. Ляо Чэнчжи вэньцзи (шанцзюань): (Собрание сочинений Ляо Чэнчжи (том 1)). Пекин, 1990. С. 279.
41 Другой, наиболее приоритетной для китайских властей категорией реэмигрантов стала вернувшаяся интеллигенция и талантливая молодежь, которую власти рассчитывали активно привлекать к строительству Нового Китая. Вопросами их пребывания, обучения и трудоустройства в КНР занималось Министерство высшего образования. В 1949–1957 гг. для всех реэмигрантов, желающих продолжить обучение, был организован приоритетный прием в школы и вузы. В мае 1953 г. Госсовет КНР утвердил «Долгосрочный рабочий курс и программу приема учащихся-хуацяо», который дал старт плановому массовому приему реэмигрантов в учебные заведения КНР, квалифицировав воспитание учащихся-хуацяо как часть работы по подготовке талантов на долгосрочную перспективу24. В 1957 г. КНР в силу объективных социально-экономических проблем и идеологических разногласий в рядах партии, сделала ставку на открытие эмигрантами учебных заведений за рубежом и призыву к зарубежной китайской молодежи получать образование в странах пребывания25. Правительству КНР пришлось существенно сократить льготы для учащихся-хуацяо, ввести более жесткие критерии отбора кандидатов на обучение по возрастному принципу, наличию способностей и общему уровню подготовки. Параллельно с этими мерами Госсовет КНР начал стимулировать хуацяо открывать на собственные средства учебные заведения, развивать образование и культуру в КНР26. Эта политика имела отклик в среде хуацяо, в частности, в 1960 г. частично на средства хуацяо был создан Университет Хуацяо в г. Цзюаньчжоу (пров. Фуцзянь)27. В 1960–1966 гг. льготы для реэмигрантов были по большей части восстановлены за исключением мягких критериев отбора кандидатов и приоритетного приема на учебу. Не прошедшие отбор или не соответствующие возрастным критериям реэмигранты-учащиеся были трудоустроены в городах.
24. Хуацяо аньчжи чжэнцэ яньцзю: (Изучение политики размещения хуацяо). URL: http://www.octt.cn/nd.jsp?id=34 (дата обращения: 07.10.2020).

25. Ван Сяопин, Чжао Цзянь. Синь Чжунго цяоу чжэнцэ хуэйгу: (Обзор политики Нового Китая по делам эмигрантов) // Синь Чжунго цяоу чжэнцэ ди люши нянь хуэйгу юй таньси: (Обзор и анализ политики Нового Китая по делам эмигрантов за 60 лет) /гл. ред. Ван Сяопин. Пекин, 2010. С. 24–25.

26. В 1957 г. Госсоветом КНР был принят документ «Метод открытия учебных заведений за счет благотворительных средств хуацяо». Для справки: Хуацяо исторически открывали учебные заведения в Китае. В частности, в 1921 г. Чэнь Цзягэном был создан Сямэньский университет (г. Сямэнь).

27. С 2004 г. Университет Хуацяо также имеет корпуса в г. Сямэнь.
42 Системой социально-экономических гарантий, льгот и защиты прав также были охвачены родственники хуацяо, владеющие или распоряжающиеся землей и жилыми помещениями на территориях цяосян (малой родины эмигрантов), купленными на деньги хуацяо. Правительство КНР учитывало тот факт, что хуацяо приобретали землю и жилье для жизнеобеспечения своих родственников в КНР на средства, заработанные за границей собственным тяжелым трудом, и не ставило их в один ряд с феодальной или капиталистической собственностью. Теория особого статуса земель и жилья, приобретенного на средства хуацяо, нашла практическое выражение в «Законе об аграрной реформе в КНР» от 30 июня 1950 г.28, который согласно статье 24 рекомендовал правительствам крупных административных районов (военно-административным комитетам) и провинциальным правительствам искать особый оптимальный способ решения вопросов с землей и жильем хуацяо (родственников хуацяо и реэмигрантов) на основе принципа защиты интересов соотечественников (и их родственников) и общих принципов аграрной реформы. 6 ноября 1950 г. Госсоветом КНР был принят документ «О методах Административного совета Центрального народного правительства КНР в решении земельных и имущественных вопросов хуацяо в аграрной реформе» (далее «Методы 1950»)29, конкретизирующий содержание статьи 24, открыл пути решения земельных, жилищных вопросов и вопросов семейной собственности в зависимости от уровня благосостояния, сделал возможным получение земельных наделов безземельными и малоземельными реэмигрантами и родственниками эмигрантов. Эти меры, однако, не смогли исключить перегибов на местах (изъятий земли, жилья, неоправданных штрафов, вымогательства, лишения свободы, пыток и убийств хуацяо). Поэтому в декабре 1951 г. Госсовет всем местным правительствам разослал доклад Ляо Чэнчжи «Тщательно исправлять «левые» перегибы аграрной реформы в районах проживания реэмигрантов и родственников эмигрантов»30, выпустил еще ряд документов требующих полного исправления последствий перегибов на местах31, установил, что перегибы на местах коснулись 80–90% общей жилой площади, принадлежавшей хуацяо, приказал вернуть реэмигрантам и родственникам хуацяо всю собственность, которую возможно вернуть и компенсировать ту часть собственности, которую вернуть невозможно. Для ускорения процесса исполнения требований на местах в регионы были направлены группы проверяющих. Реэмигрантов и родственников эмигрантов обязали информировать зарубежных китайцев в почтовой переписке о ходе исполнения этих политических мер, так как от этого напрямую зависел объем валютных поступлений в страну и позиции КНР за рубежом. В целом к 1956 г. КНР удалось решить проблему ущемления интересов реэмигрантов и родственников эмигрантов в ходе аграрной реформы. В 1963 г. исходя из полученного опыта защиты интересов хозяйств реэмигрантов и родственников эмигрантов ЦК КПК издал «Директиву о решении проблем домохозяйств реэмигрантов и родственников эмигрантов в ходе кампании по социалистическому воспитанию в деревне»32, закрепив все ранее принятые политические меры в отношении реэмигрантов и родственников эмигрантов, потребовав строгого исполнения этих мер во время проведения кампании и после нее, запретив произвольное внесение изменений в политику ЦК КПК и Госсовета КНР относительно реэмигрантов и родственников эмигрантов. Этот документ помог сдержать нарушение прав реэмигрантов и родственников реэмигрантов в ходе указанной кампании.
28. Чжунхуа жэньминь гунхэго туди гайгэ фа. 1950: (Закон об аграрной реформе в КНР. 1950). URL: http://www.tdzyw.com/2010/0909/6463.html (дата обращения: 09.10.2020).

29. Чжунян жэньминь чжэнфу чжэнуюань гуаньюй туди гайгэ чжун дуй хуацяо туди цайчань дэ чули баньфа. 1950: (О методах Административного совета Центрального народного правительства КНР в решении земельных и имущественных вопросов хуацяо в аграрной реформе). URL: http://law168.com.cn/doc/view?id=154523 (дата обращения: 09.10.2020).

30. Ляо Чэнчжи вэньцзи (шанцзюань): (Собрание сочинений Ляо Чэнчжи (том 1)). Пекин. 1990. С. 188193.

31. «Директива о методах решения земельных и имущественных вопросов хуацяо в ходе аграрной реформы — январь 1952»; «Положение о методах компенсации при решении земельных и имущественных вопросов хуацяо — январь 1953 г.»; «Директива по вопросу досрочного изменения социального положения землевладельцев-хуацяо, землевладельцев из Гонконга и Макао — 1956 г.».

32. Ван Сяопин, Чжао Цзянь. Синь Чжунго цяоу чжэнцэ хуэйгу: (Обзор политики Нового Китая по делам эмигрантов) // Синь Чжунго цяоу чжэнцэ ди люши нянь хуэйгу юй таньси: (Обзор и анализ политики Нового Китая по делам эмигрантов за 60 лет) /Гл. ред. Ван Сяопин. Пекин. 2010. С. 37.
43 Кроме того, в 1961–1962 гг. руководством КНР был принят ряд документов, критикующих дискриминацию реэмигрантов и родственников эмигрантов как «шпионов»33, предъявлены требования к государственным учреждениям, учебным заведениям и промышленным предприятиям не затрагивать реэмигрантов и родственников эмигрантов при сокращении штатов.
33. «Уведомление о продвижении последовательной реализации политики по делам китайских эмигрантов и корректном решении некоторых проблем реэмигрантов (1961)»; «Доклад партийной ячейки Комитета по делам китайских эмигрантов КНР о так называемом вопросе «заграничных связей» (1962)».
44 4. В политико-правовой сфере
45 Некоторые политические права зарубежным китайцам были предоставлены еще накануне образования КНР. На пленарную сессию ВК НПКСК 1-го созыва было приглашено 15 хуацяо, из них шестеро стали членами ВК НПКСК 1-го созыва (Чэнь Цзягэн, Сыту Мэйтан, Дай Цзылян, И Мэйхоу, Чжуан Минли, Фэй Чжэньдун), и один (Чэнь Цзягэн) — членом ПК ВК НПКСК и членом Административного совета Центрального народного правительства КНР (название Госсовета КНР до 1954 г.). В дальнейшем, до «культурной революции» членами ВК НПКСК было 16–17 хуацяо. В 1953 г. был принят «Закон о выборах в ВСНП КНР и местные СНП всех уровней», предоставивший хуацяо право самостоятельно проводить выборы в ВСНП (ст. 1, п. 7), закрепивший их право избираться в ВСНП (ст. 3, п. 19) и определивший максимальное число представителей хуацяо в составе ВСНП — 30 человек (ст. 3, п. 23)34. Право хуацяо участвовать в работе ВСНП КНР было также закреплено в ст. 23 Конституции КНР 1954 г., где указывалось, что ВСНП формируется в том числе из представителей, выбранных хуацяо35. В 1956 г. Госсовет КНР обнародовал «Замечания по изменению в «Законе о выборах» классовой принадлежности семей хуацяо-землевладельцев»36, где прозвучало предложение предоставить политические льготы и избирательное право бывшим землевладельцам и зажиточным крестьянам-хуацяо. Политические права хуацяо просуществовали в этом виде до «культурной революции».
34. Чжунхуа жэньминь гунхэго цюаньго жэньминь дайбяо дахуэй хэ дифан гэцзи жэньминь дайбяо дахуэй сюаньцзэ фа (1953): (Закон о выборах в ВСНП КНР и местные СНП всех уровней (1953)) // Чжунгун данши цзяосюе цянькао чжиляо ди 20 цэ: (Учебные справочные материалы по истории КПК) /отв. ред. Цзян Вэньчэн. Пекин: Издательство Академии национальной обороны НОАК, 1986. C. 17, 19.

35. Чжунхуа жэньминь гунхэго сяньфа (1954 нянь): (Конституция КНР (1954 г.)). URL: http://www.law-lib.com/law/law_view.asp?id=343215&_t=1536576235 (дата обращения: 10.10.2020).

36. Ван Сяопин, Чжао Цзянь. Синь Чжунго цяоу чжэнцэ хуэйгу: (Обзор политики Нового Китая по делам эмигрантов) // Синь Чжунго цяоу чжэнцэ ди люши нянь хуэйгу юй таньси: (Обзор и анализ политики Нового Китая по делам эмигрантов за 60 лет) /гл. ред. Ван Сяопин. Пекин, 2010. С. 26.
46

Работа с хуацяо в период «культурной революции» (1966–1976 гг.).

47 В период культурной революции руководство КНР во внешней работе с зарубежными китайцами перестало следовать ранее установленным принципам открытости и законности, мотивируя хуацяо пропагандировать идеи Мао Цзэдуна за рубежом, устраивать бунты против правительств стран пребывания и агитировать за это политически нейтральных представителей китайской диаспоры. Зарубежным китайцам активно напоминали, что они прежде всего китайцы, а не часть местного населения. Основной целевой аудиторией этой пропаганды стала китайская молодежь за рубежом, позитивно воспринявшая идеи «культурной революции» и повышение своего влияния в китайской общине за рубежом, где традиционно правили старшие представители диаспоры.
48 Гоминьдан, опиравшийся на китайские традиции и лидеров китайских общин, пытался воспользоваться ситуацией раскола внутри общин, чтобы вернуть их под свой контроль под лозунгами сохранения традиций и власти клановых лидеров. Противостояние КПК и ГМД за влияние на китайскую диаспору вновь приобрело остроту 1930–1940 гг.
49 У зарубежной китайской буржуазии было противоречивое отношение к этому противостоянию. Она в целом негативно относилась к «культурной революции» из-за дискриминации своих родственников в КНР и не принимала идеи коммунизма, но поддерживала антисоветскую риторику КПК, видя в ней шансы на будущее развитие своего бизнеса в КНР, а также с большим доверием относились к КНР как к выразителю интересов китайской нации в международных вопросах. В начале 1970-х годов после восстановления законного места КНР в ООН и взятия курса на нормализацию отношений КНР с США, все больше китайских предпринимателей стали делать ставку на КНР. Тем более, что КНР в это время свернула программу «культурной революции» в отношении китайских эмигрантов за рубежом и их родственников в КНР.
50 «Культурная революция» серьезно подорвала и внутреннюю работу с родственниками хуацяо и реэмигрантами. Притеснения родственников хуацяо и реэмигрантов, которые имели место еще в ходе аграрной реформы 1950 г., и кампании по «упорядочению стиля работы и упорядочению коммун», последствия которых китайскому руководству удалось разрулить во второй половине 1950-х годов, на сей раз приобрели более мощный характер в масштабах всей страны: а) реэмигрантов и родственников эмигрантов из-за наличия «заграничных связей» вновь подвергали критике и репрессиям, сажали в тюрьмы под надуманными предлогами, лишали законной собственности; б) были закрыты школы и университеты, где обучались хуацяо, в том числе Цзинаньский университет (Гуанчжоу), и основанные на средства хуацяо Сямэньский университет (Сямэнь) и Университет Хуацяо (Цзюаньчжоу); в) была отменена политика льготного товароснабжения реэмигрантов и родственников эмигрантов по переводным векселям китайских эмигрантов.
51 Однако внутри политической элиты КНР предпринимались попытки сдерживания дискриминационных действий в отношении реэмигрантов и родственников эмигрантов. В первые годы «культурной революции» еще сохранял политический вес Комитет по делам китайских эмигрантов КНР, просуществовавший до 1970 г. В феврале 1968 г. он провел через Госсовет КНР «Ходатайство о решении проблемы конфискации имущества семей китайских эмигрантов»37, в соответствии с которым всем местным революционным комитетам, подготовительным группам и военно-контрольным комитетам предписывалось38 вернуть владельцам конфискованные денежные переводы хуацяо (в том числе, в виде наличных денег, сберкнижек, акций государственно-эмигрантских компаний и дивидендов по ним), так как это является законным доходом семей китайских эмигрантов и реэмигрантов, вернуть владельцам изъятое в пользу государства жилье хуацяо, причем и то, в котором проживали их семьи и пустующее. Кроме того, следовало компенсировать потерянный доход, в случае если на момент конфискации жилье сдавалось в аренду.
37. Бэйцзинши гэмин вэйюаньхуэй гуаньюй чжуньфа «Гоуюань пичжуань чжунцяовэй гуаньюй чули цяоху бэй чачао цайу дэ цинши» дэ тунчжи: (Извещение Пекинского революционного комитета о передаче «Одобренного Госсоветом ходатайства Комитета по делам китайских эмигрантов о решении проблемы конфискации имущества семей китайских эмигрантов»). URL: http://www.110.com/fagui/law_354580.html (дата обращения: 11.10.2020).

38. Это предписание не распространялось на владельцев, отнесенных постановлениями Центральных властей к категориям помещиков, кулаков, контрреволюционеров, преступников, правых элементов и прочих правонарушителей.
52 В целом эти предписания были выполнены, и можно сказать, что для части семей эмигрантов и реэмигрантов «культурная революция» завершилась на 5–8 лет раньше, чем для большинства жителей КНР.
53 Несмотря на упразднение в 1970 г. Комитета по делам китайских эмигрантов, работа с хуацяо не была свернута. Основная ее часть была передана в МИД КНР. С 1970 г. дискриминационные меры в отношении гуйцяо-цяоцзюань (реэмигранты и родственники эмигрантов) касались преимущественно руководящих кадров, имеющих «связи с заграницей»39.
39. Шицзе хуацяо хуажэнь цыдянь: (Словарь по зарубежным китайцам) /гл. ред. Чжоу Наньцзин. Пекин, 1993. С. 201.
54 Восстановление в октябре 1971 г. законных прав КНР в ООН и начавшееся в 1972 г. китайско-американское сближение усилило работу правительства КНР в отношении денежных переводов и инвестиций хуацяо. С 1972 г. в КНР вырос объем валютных поступлений за счет денежных переводов американских хуацяо, к 1973 г. общий объем денежных переводов в КНР превысил 500 млн долл. США (против 156 млн долл. в 1967 г.)40. В 1975 г. Госсовет КНР утвердил порядок вывода капитала и процентов за рубеж, который не устанавливал ограничений на объемы вывозимого капитала, пояснив, однако, что при слишком больших объемах выводимого капитала необходимо получить разрешение компетентных органов41.
40. Ван Сяопин, Чжао Цзянь. Синь Чжунго цяоу чжэнцэ хуэйгу: (Обзор политики Нового Китая по делам эмигрантов) // Синь Чжунго цяоу чжэнцэ ди люши нянь хуэйгу юй таньси: (Обзор и анализ политики Нового Китая по делам эмигрантов за 60 лет) /гл. ред. Ван Сяопин. Пекин, 2010. С. 83.

41. Ван Сяопин, Чжао Цзянь. Синь Чжунго цяоу чжэнцэ хуэйгу: (Обзор политики Нового Китая по делам эмигрантов) // Синь Чжунго цяоу чжэнцэ ди люши нянь хуэйгу юй таньси: (Обзор и анализ политики Нового Китая по делам эмигрантов за 60 лет) /гл. ред. Ван Сяопин. Пекин, 2010. С. 33.
55 Существовавшие у хуацяо политические права в КНР в «культурную революцию» были существенно урезаны: так, принятая в 1975 г. Новая конституция КНР42 уже не содержала пункта о правах хуацяо участвовать в работе и избирать членов ВСНП КНР. Сессии ВК НПКСК в этот период не проводились.
42. Чжунхуа жэньминь гунхэго сяньфа (1975 нянь): (Конституция КНР (1975 г.)). URL: http://www.law-lib.com/law/law_view.asp?id=343216 (дата обращения: 12.10.2020).
56 В целом политические меры Госсовета КНР при участии Комитета по делам хуацяо (до 1970 г.), МИД КНР и МОБ КНР (Министерство общественной безопасности) в годы «культурной революции» смогли разрядить обстановку в отношениях с зарубежными китайцами, их родственниками и реэмигрантами в КНР, исправив последствия общих ошибочных решений руководства страны в это время и создав возможности для дальнейшей работы с китайской диаспорой в предстоящий период реформ и открытости, начавшийся в 1978 г.

References

1. Andreev M.A. Zarubezhnaya kitajskaya burzhuaziya — orudie Pekina v Yugo-Vostochnoj Azii. M.: Mezhdunarodny`e otnosheniya, 1973.

2. Kotova T.M. Kitajcy za rubezhom i ix rol` v politike Kitaya. Moskva.: IDV RAN, 1983.

3. Larin A.G. Kitaj i zarubezhny`e kitajcy. M.: IDV RAN, 2008.

4. Be`jczzinshi ge`min ve`jyuan`xue`j guan`yuj chzhun`fa «Gouyuan` pichzhuan` chzhunczyaove`j guan`yuj chuli czyaoxu be`j chachao czaju de` cinshi» de` tunchzhi: (Izveshhenie Pekinskogo revolyucionnogo komiteta o peredache «Odobrennogo Gossovetom xodatajstva Komiteta po delam kitajskix e`migrantov o reshenii problemy` konfiskacii imushhestva semej kitajskix e`migrantov»). URL: http://www.110.com/fagui/law_354580.html (data obrashheniya: 11.10.2020).

5. Van Syaopin, Chzhao Czzyan`. Sin` Chzhungo czyaou chzhe`ncze` xue`jgu: (Obzor politiki Novogo Kitaya po delam e`migrantov) // Sin` Chzhungo czyaou chzhe`ncze` di lyushi nyan` xue`jgu yuj tan`si: (Obzor i analiz politiki Novogo Kitaya po delam e`migrantov za 60 let) /gl. red. Van Syaopin. Pekin, 2010.

6. Gouyuan` guan`yuj guan`che` baoxu czyaoxue`j chzhe`n`cze` de` minlin. 1955: (Prikaz o politike posledovatel`noj zashhity` denezhny`x perevodov xuaczyao. 1955). URL: http://www.gqb.gov.cn/node2/node3/node5/node9/node102/userobject7ai1564.html (data obrashheniya: 06.10.2020).

7. Li Dan`yan. Che`n` Czzyage`n: xuaczyao cichzhi min`czzu guanxue`j: (Che`n` Czzyage`n: Znamya kitajskix e`migrantov — svet nacii). URL: http://www.chinaqw.com/hqhr/2019/10–21/234582.shtml (data obrashheniya: 05.10.2020).

8. Lyao Che`nchzhi ve`n`czzi (shanczzyuan`): (Sobranie sochinenij Lyao Che`nchzhi (tom 1)). Pekin, 1990.

9. Xuaczyao an`chzhi chzhe`ncze` yan`czzyu: (Izuchenie politiki razmeshheniya xuaczyao). URL: http://www.octt.cn/nd.jsp?id=34 (data obrashheniya: 07.10.2020).

10. Xuaczyao toczzy` yuj goin xuaczyao touczzy` gunsy` de` yudaj ban`fa. 1957: (Vozmozhnosti l`got dlya xuaczyao, investiruyushhim v gosudarstvenno-chastny`e (e`migrantskie) investicionny`e kompanii. 1957). URL: http://www.law-lib.com/law/law_view1.asp?id=93993 (data obrashheniya: 03.09.2020).

11. Xuaczyao she`n`cin shiyun goyu de` xuanshan` xuandi tyaoli. 1955: (Polozhenie o podache zayavok xuaczyao na osvoenie pusty`nny`x gor i celinny`x zemel`. 1955). URL: http://www.npc.gov.cn/wxzl/wxzl/2008–12/15/content_1462103.htm (data obrashheniya: 03.09.2020).

12. Chzhungun Chzhun``yan guan``yuj xajvaj czyaomin` gunczzo de` chzhibyao: (Direktiva CzK KPK o rabote s e`migrantami za rubezhom) // Chzhungun danshi czzyaosyue czyan`kao chzhilyao di 19 cze`: (Uchebny`e spravochny`e materialy` po istorii KPK. Tom 19) /otv. red. Czzyan Ve`n`che`n. Pekin: Izdatel`stvo Akademii nacional`noj oborony` NOAK, 1986.

13. Chzhunxua zhe`n`min` gunxe`go syan`fa (1954 nyan`): (Konstituciya KNR (1954 g.)). URL: http://www.law-lib.com/law/law_view.asp?id=343215&_t=1536576235 (data obrashheniya: 10.10.2020).

14. Chzhunxua zhe`n`min` gunxe`go syan`fa (1975 nyan`): (Konstituciya KNR (1975 g.)). URL: http://www.law-lib.com/law/law_view.asp?id=343216 (data obrashheniya: 12.10.2020).

15. Chzhunxua zhe`n`min` gunxe`go tudi gajge` fa. 1950: (Zakon ob agrarnoj reforme v KNR. 1950). URL: http://www.tdzyw.com/2010/0909/6463.html (data obrashheniya: 09.10.2020).

16. Chzhunxua zhe`n`min` gunxe`go xe` In`dunisiya guan`yuj shuanchun goczzi ve`n`ti de` tyaoyue: (Dogovor Kitajskoj Narodnoj Respubliki i Respubliki Indoneziya o dvojnom grazhdanstve). URL: http://www.npc.gov.cn/wxzl/gongbao/2000–12/23/content_5000688.htm (data obrashheniya: 03.10.2020).

17. Chzhunxua zhe`n`min` gunxe`go czyuan`go zhe`n`min` dajbyao daxue`j xe` difan ge`czzi zhe`n`min` dajbyao daxue`j syuan`czze` fa (1953): (Zakon o vy`borax v VSNP KNR i mestny`e SNP vsex urovnej (1953)) // Chzhungun danshi czzyaosyue czyan`kao chzhilyao di 20 cze`: (Uchebny`e spravochny`e materialy` po istorii KPK) /otv. red. Czzyan Ve`n`che`n. Pekin: Izdatel`stvo Akademii nacional`noj oborony` NOAK, 1986.

18. Chzhunxua zhe`n`min` chzhe`nchzhi seshan xue`ji (1949): (Obshhaya programma NPKSK (1949)). URL: http://www.law-lib.com/law/law_view.asp?id=283576 (data obrashheniya: 02.10.2020).

19. Chzhunyan zhe`n`min` chzhe`nfu chzhe`nuyuan` guan`yuj tudi gajge` chzhun duj xuaczyao tudi czajchan` de` chuli ban`fa. 1950: (O metodax Administrativnogo soveta Central`nogo narodnogo pravitel`stva KNR v reshenii zemel`ny`x i imushhestvenny`x voprosov xuaczyao v agrarnoj reforme). URL:http://law168.com.cn/doc/view?id=154523 (data obrashheniya: 09.10.2020).

20. Shiczze xuaczyao xuazhe`n` cydyan`: (Slovar` po zarubezhny`m kitajczam) /gl. red. Chzhou Nan`czzin. Pekin, 1993.

21. Yan Shixun. Sin Chzhungo czyaoxue`j gunczzo de` lishi kaocha (19491966 nyan`): (Istoricheskie issledovaniya po rabote s denezhny`mi perevodami e`migrantov v Novom Kitae (1949–1966 gg.)). URL: http://www.chinaqw.com/news/200809/24/131813.shtml (data obrashheniya: 06.10.2020).

Comments

No posts found

Write a review
Translate